Промзоны: не закрывать, а модернизировать

Дата:
29.09.2014 08:00
Промзоны: не закрывать, а модернизировать

Чиновники и эксперты, принимавшие участием в круглом столе «Зоны редевелопмента в новом Генплане: градостроительный смысл и его юридическое оформление», проведенном РБК-Петербург вместе с Центром экспертиз «ЭКОМ», считают, что Петербург обречен на развитие собственной промышленности. Причем промышленность должна располагаться не только на окраинах, но и в центре города. Единственное, что остается городу — модернизация промзон под современную экологически безопасную промышленность.

Модернизация промышленных территорий Петербурга под современную экологически безопасную промышленность решает сразу несколько городских проблем – освобождение от депрессивных территорий, повышение эффективности использования дорогой земли и сохранение промышленности как источник экономического развития и высокооплачиваемых рабочих мест. Этот вывод сделали участники круглого стола «Зоны редевелопмента в новом Генплане: градостроительный смысл и его юридическое оформление», проведенного РБК-Петербург вместе с Центром экспертиз «ЭКОМ».

Традиционный подход к преобразованию запущенных промышленных территорий (ПТ) предусматривает их редевелопмент под жилую и общественно-деловую застройку. Однако некоторые эксперты полагают, что это не единственный и не всегда оптимальный способ. А в нынешние времена – даже и не правильный, уверен председатель Комитета по промышленной политике и инновациям Санкт-Петербурга (КППиИ) Максим Мейксин. По его словам, перепрофилирование промышленной территории нередко приводит не к передислокации предприятия на новое место, а к его уничтожению: «Многие предприятия работавшие на Петроградской стороне по сто лет и более, под видом переезда в Стрельну, Колпино или Шушары туда просто не доезжали. Масса известных брендов прекратили свое существование».

Это происходило по разным причинам. Одним не хватало средств на переезд, потому что проданная в центре земля не была переведена под жилую застройку и потому стоила относительно дешево. Владельцы других предприятий просто решили сменить профиль деятельности и вместо мало востребованного рынком промышленного производства обычно переключались на более выгодную сдачу своих помещений в аренду. «За последние 25 лет под лозунгом вывода промышленности из центра Петербурга мы уничтожили около 300 крупных промышленных предприятий и порядка 500 средних и мелких. Это явилось результатом не только желания девелоперов строить жилье, но и политики власти выводить предприятия из центра и строить жилье не взирая ни на что», — заявил М.Мейксин.

Правда, он не упомянул о том, что в те годы происходила объективно необходимая стране реструктуризация промышленности, оставшейся со времен милитаризированного СССР – многие закрывшиеся предприятия работали на ВПК и стали не нужны новой российской экономике, переориентирующейся на нужды гражданского общества. Также значительная часть советских предприятий оказались неконкурентоспособны в условиях свободной торговли, когда в страну хлынул поток товаров мировых производителей.

Промышленность нужна, и в центре

При всем том, промышленность Петербургу нужна, уверен председатель КППиИ. «Согласно основам экономической теории, развитие экономики происходит там, где формируется добавленная стоимость. Ни торговля, ни услуги не формируют добавленную стоимость. Развитие экономики мы видим исключительно в развитии реального производства, — утверждает М.Мейксин. — И мы обречены на то, чтобы здесь производить продукцию. Любую. Она может быть от судостроения до фармацевтики, которая сейчас очень динамично развивается. Мы все-равно это будем делать. Потому что это основа экономики города. Если мы посмотрим статистику, то 40% налоговых платежей во все уровни бюджета обеспечивает промышленность. 20% — в бюджет Петербурга. Это очень серьезный ресурс».

При этом он уверен, что промышленность должна располагаться не только на окраинах, но и в центре города. В обоснование своего взгляда он привел целый ряд развернутых аргументов (см. Интервью). Во-первых, некоторые предприятия (судостроительные, хлебокомбинаты и др.). «Если мы их выведем из центра, то начнем убивать их экономику», — уверен М.Мейксин. Во-вторых, концентрация предприятий на окраинах нарушает равномерность распределения мест приложения труда. В центре образуются спальные районы, из которых люди вынуждены ежедневно ездить на работу на окраины. Это уже негативно повлияло на транспортную ситуацию в городе. В-третьих, создание новых промзон на окраинах и перепрофилирование старых в центре очень сомнительно с экономической точки зрения. «Мы теряем территории в центре с большой энергетикой — для жилья и офисов такая энергетика не нужна, — считает М.Мейксин. — И дальше мы за счет бюджета создаем в чистом поле на окраинах инженерно подготовленные территории. Все это десятки миллиардов бюджетных средств. При этом мы никогда не построим таких дорог, чтобы обеспечить необходимую трудовую миграцию».

Уместные производства

При этом в центре есть много экологически чистых предприятий, которые никакого негативного влияния на среду они не оказывают и выводить их из центра не имеет никакого смысла, считает председатель КППиИ: «Они обеспечивают рабочие места в центре города. Например, Монетный двор в Петропавловской крепости. Это крупное промышленное предприятие в центре города, на нем работает много людей. Оно никакого вредного воздействия на окружающую среду не осуществляет. Дает рабочие места многим жителям Петроградской стороны и Васильевского острова».

Кроме того, как утверждает М.Мейксин, сейчас в Петербурге идет лавинообразный процесс создания небольших предприятий – экологически чистых и очень высокопроизводительных, с точки зрения выработки с одного квадратного метра занимаемых площадей: «Будущее за такими производствами. Им не нужно находиться на окраинах города – потому что вы никогда не заставите работающих на таких предприятиях высококвалифицированных специалистов ездить на окраины, полтора часа туда и столько же обратно, домой. Кроме того, у нас сейчас много малых инновационных предприятий создано при вузах. Им необходимо постоянное живое общение с сотрудниками вузов. Их нельзя выселять на окраины».

Все подобные предприятия должны располагаться в центре Петербурга, в том числе на территории нынешних промзон, считает М.Мейксин. Кстати, по его словам, это соответствует мировым тенденциям: «На прошлогодней конференции в КГА представители Лондона заявили о программе воссоздания промышленности в черте города Лондон. Это очень показательно».

Промзоны – в промзоны

Идею преобразовывать старые промзоны в новые для размещения современных высокотехнологичных и экологически чистых производств поддержали другие участники круглого стола. «Для нашей инновационной экономики срочно нужны производственные площадки. Но реально их не найти. Мы не успели создать промышленную инфраструктуру для новой экономики. Нам придется заниматься реконструкцией существующих промышленных зон. Редевелопмент – из промышленной зоны в промышленную», — согласен с М.Мейксиным Вячеслав Семененко, до недавнего времени возглавлявший совет директоров ОАО «Авангард».

«Довольно много поступает заявок о возврате в Генплан территорий с промышленной функцией — обратно из общественно-деловой», — констатировал появление новой тенденции глава центра экспертиз «ЭКОМ» Александр Карпов.

Заместитель генерального директора по градостроительной деятельности Института территориального развития Владимир Аврутин акцентировал внимание на том, что новой промышленности не нужны большие территории: «Очень правильная мысль – построить стратегию развития промышленности города в пользу наукоемких производств, а не территориальноемких». Эту особенность новой экономики можно использовать и для создания рабочих мест на окраинах, считает эксперт, без расширения существующих там промзон, а путем их адекватного преобразования.

Директор московского Центра градостроительных компетенций РАНХиГС при президенте РФ Ирина Ирбитская согласна с тем, что петербургские промзоны «ни в коем случае нельзя терять, нужно очень трепетно к ним относиться». Но преобразовывать их надо, по ее мнению, в зависимости от их характеристик: расстояния от центра, от инфраструктурных объектов, от жилых массивов и т.д. — в соответствии с разработанным Смольным дифференцированным каркасом размещения промзон по различным типам. «Что касается центра города, то производства, размещенные на набережных, безусловно, должны трансформироваться в сторону предприятий XXI века – экологически безопасные производства и hi-tech. Они создадут рабочие места для высокообразованного населения и это потянет за собой трансформацию городской среды в сторону более высокого качества жизни», — считает И.Ирбитская.

Модернизировать язык Генплана

Отражение в Генплане промзон, преобразуемых под современные нужды в соответствие с разнообразной их типологией, наталкивается на формальное препятствие в виде неразвитого юридического механизма Генплана. «Графико-юридический язык Генплана очень беден, проработан очень слабо, — считает А.Карпов. — Генплан должен отражать не просто функциональное зонирование территорий, а план их развития. Рисунок Генплана должен давать ответы на вопросы, как мы учитываем потребности, интересы города». В связи с этим он предложил новый графический язык Генплана.

«Кроме существующих функциональных зон можно ввести градацию территорий по характеру их развития», — считает А.Карпов и предлагает три сценария: консервация нынешнего уклада; развитие территории в рамках предписанной ей функции; смена функции. Можно также ввести градацию по характеру спроса на инфраструктуру (рост/падение/смена направления пассажиропотока и др.). Разумно, по его мнению, ввести градацию по типу действий органов власти: «Что должно быть сделано на данной территории – преобразование на основании «обычного» проекта планировки на квартал, в существующих красных линиях, или для развития этой территории необходимо делать так называемый «инфраструктурный» проект планировки, который полностью меняет квартальную сетку и обеспечивает размещение новых инфраструктурных объектов», — разъясняет А.Карпов.

Что касается территорий промышленного развития, то их классификацию, по его мнению, следует изменить. «Необходима, конечно, градация по классу санитарной опасности. Но нужна и классификация по их обеспеченности инфраструктурой, а также трудовыми ресурсами, — уверен эксперт. — Это определяет подход к дальнейшим действиям».

Сделать Генплан исполнимым

Такая модернизация языка нужна для того, чтобы сделать Генплан исполнимым, каковым он сейчас не является, считает А.Карпов: «В этой связи нужно заменить безусловные планы использования территорий условными. То есть теми, которые зависят от экономической и градостроительной ситуации. Должны быть определены условия, которые запускают определенные действия органов власти. Если некие условия соблюдаются, то можно в ПЗЗ менять градостроительное зонирование – переводить территорию из одного вида использования в другой».

Отвечая на участившиеся в последнее время призывы различных групп интересов повысить гибкость Генплана, чтобы прекратить его постоянную корректировку тысячами поправок, А.Карпов сформулировал свою позицию: «Нам нужен такой механизм гибкости, который удерживается в рамках законности и понятных правил игры».