«Позитивные сценарии»: какие компании пошли против кризиса

Дата:
31.03.2015
"Позитивные сценарии": какие компании пошли против кризиса

Представители нескольких петербургских промышленных компаний рассказали РБК о том, как они воспользовались девальвацией и сокращением импорта для повышения своей конкурентоспособности

Локомотивные отрасли — это довольно старое выражение хорошо характеризует новую ситуацию в российской экономике. На фоне общего спада выделяются компании и отрасли, которые успешно пользуются преимуществами девальвации рубля и сокращения импорта — они растут. Поддержать точки роста чрезвычайно важно, потому что если они станут локомотивами, за которые зацепятся смежники и партнеры, то это станет шансом для российской экономики пройти кризис малой кровью. Такой оптимистичный вариант развития событий обсудили участники круглого стола РБК Петербург «Промышленность Петербурга в период кризиса: позитивные сценарии».

Оседлали волну

По словам начальника отдела сопровождения проектов ООО «Дизельзипсервис» Светланы Коноваловой, ее компании удалось перехватить заказы у иностранных поставщиков оборудования: «Структуры «Газпрома» теперь заказывают нам дизель-генераторные установки. Раньше они покупали аналогичные установки у американской Caterpillar, английской Cummins и у других иностранных компаний. Судостроители и «Ростелеком» также заказывают нам дизель-генераторы». Спрос на импортозамещающее оборудование настолько большой, что, как утверждает С.Коновалова, в 2015 году общий объем производства их компании вырастет, по прогнозу, на 50-60%. Причем, за счет увеличения количества заказов, а не роста цен на свою продукцию. Конечная стоимость увеличилась всего на 10-15%, главным образом из-за удорожания импортных компонентов, доля которых составляет порядка 15%. Чтобы выполнить все заказы, компания начала увеличивать производственные мощности.

«Оседлала волну» и ОАО «Звезда — Энергетика», производящая локальные электростанции для территорий, где нет централизованного энергоснабжения. «Предыдущие 15 лет 65-70% основных узлов для таких электростанций закупались за границей. Сегодня появились ниши — оборонка, космос, судпром — где не хотят покупать станции с моторами, произведенными, как они говорят, в «странах вероятного противника». У нас сейчас портфель заказов на 13 млрд рублей», — сообщил генеральный директор компании Николай Хаустов. Он рассказал, что вместе с двумя российскими партнерами организовал консорциум по производству оборудования для крупнейшего проекта «Газпрома» — строительства газопровода «Сила Сибири».

Традиционно неплохи дела у пищевиков. «Да, мы сейчас на волне», — подтверждает генеральный директор кондитерского объединения «Любимый край» Дмитрий Байков. Впрочем, по его словам, его компания растет при всех кризисах, с 1998 года — в среднем, на 20% каждый год. А в разгар предыдущего кризиса, в 2009 году, компании пришлось даже срочно инициировать строительство новой фабрики. «Потому что мощностей уже не хватало для выполнения всех заказов. Мы работали на пределе и запустили новую фабрику, чтобы расти дальше», — говорит Д.Байков.

Условия позитивного сценария

Участники круглого стола изложили свои представления о том, как следует реализовывать позитивные сценарии. Так, по мнению Б.Байкова, наибольшую выгоду от нынешней ситуации получают те, кто подготовился к ней заранее. «Поздно думать о том, что делать в кризис, когда он уже наступил, — считает топ-менеджер. — Надо так проектировать свой бизнес, чтобы он был не просто устойчивым к кризисам, а еще и выигрывал от кризиса. В нашей отрасли для этого надо делать веер продуктов — для разных моделей потребления, для разных сегментов. Какой из них выстрелит, конечно, предсказать невозможно, но чем больше предусмотрено вариантов, тем выше вероятность успеха. Правда, надо еще быть гибким, быстро принимать решения исходя из складывающейся ситуации на рынке».

Он полагает, что те компании, которые не подготовились к кризису должным образом, выгоду получить не сумеют, более того, могут даже рухнуть. Об угрозе своему позитивному сценарию из-за банкротства партнеров говорило несколько участников круглого стола. По словам коммерческого директора завода «Икапласт» Дениса Максимова, нестабильная платежеспособность потребителей, в том числе госкомпаний, представляет самую серьезную угрозу для его компании.

Важнейшим условием успешного развития компании вообще, а особенно в кризисе, Д.Байков назвал доверие потребителей к продукции. О необходимости прикладывать значительные усилия к продвижению брендов на рынке, чтобы в условиях кризиса, когда экспериментировать с незнакомыми товарами покупатели не рискуют и покупают главным образом известное, вскользь говорили сразу несколько участников дискуссии.

Люди и деньги

Несмотря на то, что большинство участвовавших в работе круглого стола компаний можно назвать «оптимистичными», закрепить свой успех, реализовать его в долгосрочном развитии им очень трудно. Говоря о проблемах, большинство на первое место ставило и дорогие кредиты, и кадровые проблемы. По словам генерального директора ООО «НПО по переработке пластмасс имени «Комсомольской правды» Сергея Цыбукова, если с разнорабочими проблемы еще можно решать, то дефицит квалифицированных кадров — труднопреодолимое препятствие для развития технологически сложных производств. «Как не было инженеров, конструкторов и квалифицированных наладчиков, так их и нет, — изложил он беду многих петербургских компаний, которым приходится тратить силы на подготовку специалистов. — Однако сейчас из-за банкротства компаний на рынке стали появляться классные специалисты. Но это, конечно, разовые люди. До тех пор, пока эта проблема не решена системно, ни о каком серьезном, стабильном росте говорить не приходится».

Разумеется, крайне затрудняет развитие и нехватка средств. С началом кризиса, когда резко увеличились невозвраты кредитов (из-за ухудшения ситуации во многих компаниях), банки настолько сильно ужесточили требования к заемщикам и подняли ставки, что промышленникам стало почти невозможно, как утверждали участники круглого стола, получить кредиты даже на текущую деятельность, не то что на развитие. «Под 20% дают кредиты только лучшим заемщикам, с блестящим кредитным прошлым. Это только озимая конопля может выдержать», — возмущается Н.Хаустов. Хотя и больших надежд на небанковские инвестиции у бизнеса нет — компании все-таки надеются, что банки вернутся к своей уставной деятельности. По словам руководителя Северо-Западного регионального центра банка ВТБ – вице-президент Руслана Еременко, новые меры государства в промышленной политике действительно способны облегчить доступ бизнеса к финансированию. (Подробнее мнение Р.Еременко о федеральном законе «О промышленной политике в Российской Федерации» и подходам к залогам по кредитам см. ниже).

Риски позитивных сценариев

Пока государство не имеет четкого и понятно алгоритма помощи бизнесу. Власти готовы помогать, но главным образом компаниям с высокой нормой добавленной стоимости. Правда, какой именно, правительство РФ еще не решило. И поэтому вокруг Минпромторга ходят толпы лоббистов, пытающихся уговорить чиновников помогать именно им. Сейчас, по словам генерального директора компании «Светлана-Оптоэлектроника» Алексея Мохнаткина, очень активны «отверточные сборщики». Они уговаривают правительство понизить минимальную глубину переработки, необходимую для получения господдержки (сейчас, например, для экспорта из России с нулевой таможенной пошлиной затраты на производство товара внутри страны должны превышать 50%).

А.Мохнаткин выступает против такого предложения. Он резонно замечает, что в ситуации дефицита бюджетных средств надо поддерживать тех, кто в свое время приложил большие усилия для разработки собственных технологий и достиг в этом успеха.

Главным риском большинство участников круглого стола назвало непоследовательность политики российского государства. «Что будет с нашим импортозамещением, если завтра отменят санкции и антисанкции? — задает риторический вопрос Н.Хаустов. — Нужны хоть какие правила, но они должны будут действовать хотя бы 15 лет. Потому что нам нужны годы, чтобы создать свой, конкурентоспособный продукт».

Импортная зависимость

Кроме того, при всех временных успехах с импортозамещением, зависимость от импортных компонентов все же остается. Для значительной части компаний, участвовавших в работе круглого стола, зависимость от импорта особой угрозы не представляет — как правило, производители закупают от 5% до 15% импортных комплектующих, причем, второстепенных. Но они сами признают, что их продукция не слишком сложна и именно поэтому импорт им не опасен. А вот для высокотехнологичных компаний зависимость от импорта, в условиях девальвации и запрета поставок в Россию высоких технологий и высокотехнологичного оборудования, представляет большую проблему. Генеральный директор «Орион Медик» Леонид Пантелеев говорит о незаменимости в ближайшие годы важнейших импортных комплектующих для своего производства: «Минпромторг разрабатывает программы импортозамещения ряда позиций, но это будет создано только через несколько лет, да и то лишь какая-то часть из того, что нам нужно».

Как ни странно, об опасной зависимости от импорта говорит и представитель IT-индустрии. «Прикладные программы мы делаем сами, но устанавливается все это на импортном оборудовании, — говорит заместитель генерального директора ГК «IT Полюс» Ольга Яковенко. — Элементная база, серверы, операционная система, офисные приложения — все иностранное. И заменить это нечем. На разработку отечественных аналогов нужны годы и огромные деньги. Минобороны разработало для себя операционную систему, но никому ее не дает».

Есть отрасли, целиком зависящие от импорта. «Для легкой промышленности государство сегодня не делает ничего, — заявила Татьяна Удачина, гендиректор компании Tribuna. — Мы вынуждены все компоненты покупать за рубежом. Так что когда начинаются колебания курса, это очень сильно ударяет по нашей доходности».

Резюмируя итоги встречи, модератор круглого стола, руководитель проекта «Будущий Петербург» (РБК) Елена Кром отметила, что ситуация подсказывает власти четкие критерии господдержки промышленных компаний, которые до кризиса отсутствовали: «Поддерживать тех, кто идет вверх, а не ко дну, — что может быть логичнее?» Но поскольку большой уверенности, что государство выберет эффективную и последовательную линию поведения, у бизнеса нет, участники разговора намерены максимально мобилизовать собственные ресурсы. Один из них — партнерские объединения успешных компаний для получения инвестиций, быстрого создания новых продуктов, совместного выхода на новые рынки. Чтобы такие альянсы формировались, должен быть усилен обмен информацией, поэтому, по словам участников круглого стола, такие встречи имеют для них большое значение.

Мнение эксперта

Свою позицию по ряду вопросов, волнующих бизнес, обозначил РБК Петербург заместитель руководителя Северо-Западного регионального центра банка ВТБ – вице-президент Руслан Еременко.

Многие промышленники сетуют, что банки сейчас «перекрыли» инвестиционное финансирование промышленности. И это не дает раскрыться потенциальным «точкам роста». Как Вы считаете, что может разбудить интерес банков к кредитованию промышленности Санкт-Петербурга? Может ли на это повлиять принятие федерального закона «О промышленной политике в Российской Федерации» (от 31 декабря 2014 г.)?

Существующая макроэкономическая напряженность делает неопределенными инвестиционные планы бизнеса. Сегодня спрос на заемные ресурсы весьма ограничен, в абсолютном большинстве случаев целью кредитования является финансирование текущей операционной деятельности, а не инвестиций.

Федеральный закон «О промышленной политике в Российской Федерации» отражает дополнительные нормы реализации мер поддержки проектов по развитию производств: госзаказ, инициирование и участие в конкретных проектах, субсидирование процентных ставок, госгарантии, развитие института ГЧП, заключение специальных инвестиционных контрактов, налоговые льготы и преференции для новых комплексных инвестиционных проектов и другое. Я считаю, что да — этот закон выступит стимулом для финансирования банками инвестиционных проектов, так как это является своего рода гарантией того, что проект точно будет реализован, и денежные средства будут возвращены в банк.

Существуют ли сегодня в кредитной политике банка те или иные отраслевые приоритеты? Что заемщикам ожидать от банка в условиях ухудшения макроэкономической ситуации?

Банк ВТБ всегда ведет взвешенную рисковую и кредитную политику вне зависимости от отрасли деятельности заемщика. Решение всегда принимается индивидуально в каждом конкретном случае. В условиях неблагоприятной рыночной конъюнктуры мы дополнительно более внимательно смотрим за положением в наиболее уязвимых, с нашей точки зрения, отраслях.

Какой будет залоговая политика при кредитовании промышленников предприятий в случае снижения цен на недвижимость? Возможен в этом случае переход к работе с залогом товаров в обороте или залогом объектов интеллектуальной собственности?

Объективная тенденция такова, что в связи с негативными явлениями в экономике увеличивается рыночный срок экспозиции предметов залога, а, следовательно, падает и залоговая стоимость. При принятии решения о кредитовании и оценке обеспечения каждая заявка рассматривается индивидуально в зависимости от уровня рисков, параметров сделки, стоимости фондирования, финансового состояния клиента. Отмечу, что товары в обороте и объекты интеллектуальной собственности или иные нематериальные активы могут быть оформлены только в качестве дополнительного обеспечения, стоимость которого не влияет на обеспеченность сделки, то есть не определяет ценообразующие параметры кредита.