Комментарий к гк рф ст 22

admin

Статья 22. Недопустимость лишения и ограничения правоспособности и дееспособности гражданина

1. Никто не может быть ограничен в правоспособности и дееспособности иначе, как в случаях и в порядке, установленных законом.

2. Несоблюдение установленных законом условий и порядка ограничения дееспособности граждан или их права заниматься предпринимательской либо иной деятельностью влечет недействительность акта государственного или иного органа, устанавливающего соответствующее ограничение.

3. Полный или частичный отказ гражданина от правоспособности или дееспособности и другие сделки, направленные на ограничение правоспособности или дееспособности, ничтожны, за исключением случаев, когда такие сделки допускаются законом.

Комментарий к Ст. 22 ГК РФ

1. Положения комментируемой статьи во многом повторяют нормы ст. 10 ГК РСФСР 1922 г. и ст. 12 ГК РСФСР 1964 г. Так, в ГК РСФСР 1922 г. предусматривалось, что всякие сделки, стремящиеся к ограничению правоспособности или дееспособности, недействительны. А согласно ст. 12 ГК РСФСР 1964 г. никто не может быть ограничен в правоспособности или дееспособности иначе, как в случаях и в порядке, которые предусмотрены законом. Сделки, направленные на ограничение правоспособности или дееспособности, недействительны.

2. Ограничения правоспособности (см. комментарий к ст. 17 ГК), дееспособности (см. комментарий к ст. ст. 21, 29, 30 ГК) могут быть установлены только федеральным законом и должны быть соотнесены с требованиями ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, т.е. ограничение возможно только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Так, например, могут быть установлены ограничения права на осуществление предпринимательской деятельности, включающие в себя ограничения, связанные с государственной службой; ограничения, налагаемые в связи с совершенным правонарушением; ограничения, связанные с признанием индивидуального предпринимателя несостоятельным (банкротом), и др.

3. Недействительны акты субъектов Российской Федерации, направленные на ограничение правоспособности и дееспособности. Например, с учетом того что ч. 1 ст. 9 Закона Республики Карелия устанавливает, что нотариальной деятельностью в Республике Карелия вправе заниматься гражданин Российской Федерации, получивший лицензию на право этой деятельности, то суд пришел к выводу о том, что лицензирование нотариальной деятельности является ограничением граждан в правоспособности, а согласно п. 1 ст. 22 ГК РФ никто не может быть ограничен в правоспособности иначе, как в случаях и в порядке, которые установлены законом. Поскольку установить лицензирование нотариальной деятельности возможно только федеральным законом, то субъект Федерации не вправе устанавливать подобные ограничения в своих нормативных правовых актах и суд правильно указал в решении, что ч. 1 ст. 9 Закона Республики Карелия также принята с нарушением компетенции органов власти республики .

———————————
Определение Верховного Суда РФ от 15 августа 2002 г. N 75-Г02-14. Заявление о признании противоречащими федеральному законодательству отдельных положений Закона Республики Карелия от 20 июля 1995 г. «О нотариате» удовлетворено правомерно, поскольку оспариваемые положения приняты с нарушением компетенции органов власти республики и противоречат федеральному законодательству.

4. Основой п. 2 комментируемой статьи является ч. 2 ст. 55 Конституции РФ, согласно которой в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина.

В настоящем пункте разграничиваются гражданская дееспособность и право заниматься предпринимательской деятельностью, поскольку возможность заниматься предпринимательской деятельностью входит в содержание гражданской правоспособности (ст. 18 ГК), а следовательно, является элементом и гражданской дееспособности.

5. Решением Верховного Суда РФ от 29 января 2007 г. N ГКПИ06-1458 со ссылкой на комментируемую статью был признан недействующим абз. 3 п. 24 Положения о психоневрологическом интернате Министерства социального обеспечения РСФСР, утвержденного Приказом Министерства социального обеспечения РСФСР от 27 декабря 1978 г. N 145, в части, предусматривающей контроль администрацией интерната и медицинскими работниками за правильным и целесообразным расходованием заработанных средств теми лицами, которые не признаны недееспособными или ограниченно дееспособными. Распоряжение своим заработком является одним из важнейших элементов дееспособности лица. В ст. 22 ГК РФ установлено, что никто не может быть ограничен в правоспособности и дееспособности иначе, как в случаях и в порядке, которые установлены законом. Закон РФ от 2 июня 1992 г. N 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» (далее — Закон о психиатрической помощи) предусматривает, что лица, страдающие психическими расстройствами, обладают всеми правами и свободами граждан, предусмотренными Конституцией РФ и федеральными законами. Ограничение прав и свобод граждан, связанное с психическим расстройством, допустимо лишь в случаях, предусмотренных законами РФ .

———————————
Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. N 33. Ст. 1913.

Решение Верховного Суда РФ от 29 января 2007 г. N ГКПИ06-1458 о частичном удовлетворении заявления о признании недействующими отдельных пунктов Положения о психоневрологическом интернате Министерства социального обеспечения РСФСР, утвержденного Приказом Минсоцобеспечения РСФСР от 27 декабря 1978 г. N 145.

6. Примерами недопустимости отказа от правоспособности и дееспособности могут быть и специальные нормы: в частности, согласно ст. ст. 1045, 1051 ГК РФ ничтожными являются установленные договором простого товарищества ограничения права товарища на ознакомление со всей документацией по ведению общих дел и, соответственно, на отказ от бессрочного договора простого товарищества. В соответствии со ст. 828 ГК РФ недействителен запрет уступки денежного требования, которое гласит, что уступка финансовому агенту денежного требования является действительной, даже если между клиентом и его должником существует соглашение о ее запрете или ограничении.

7. Ничтожными являются условия не только договоров, но и учредительных документов юридического лица, в которых предусматриваются ограничения на совершение сделок с акциями, долями в уставном капитале, не предусмотренные законом. Например, получение согласия общества (или других участников) на отчуждение доли третьему лицу по возмездной сделке есть существенное ограничение права участника ООО на распоряжение принадлежащим ему имуществом. Судебная практика отмечает, что общество не вправе самостоятельно вводить подобные ограничения, поскольку такое ограничение можно рассматривать как ограничение гражданской правоспособности (ст. 18 ГК), а согласно п. 1 ст. 22 и п. 2 ст. 49 ГК РФ ограничение гражданской правоспособности граждан и юридических лиц допускается только на основании закона .

———————————
См.: Обзор практики рассмотрения федеральными арбитражными судами округов споров, связанных с обжалованием решений общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью за январь 2005 — март 2006 г. / Группа авторов «ЮРИНФОРМ В» // СПС «КонсультантПлюс».

Статья 22. Недопустимость лишения и ограничения правоспособности и дееспособности гражданина

1. Никто не может быть ограничен в правоспособности и дееспособности иначе, как в случаях и в порядке, установленных законом.

2. Несоблюдение установленных законом условий и порядка ограничения дееспособности граждан или их права заниматься предпринимательской либо иной деятельностью влечет недействительность акта государственного или иного органа, устанавливающего соответствующее ограничение.

3. Полный или частичный отказ гражданина от правоспособности или дееспособности и другие сделки, направленные на ограничение правоспособности или дееспособности, ничтожны, за исключением случаев, когда такие сделки допускаются законом.

Комментарий к статье 22 Гражданского Кодекса РФ

1. Комментируемая статья гарантирует неприкосновенность право- и дееспособности, ее п. 1 содержит общий запрет — никто не может быть ограничен в право- и дееспособности иначе как в случаях и в порядке, установленных законом, а п. 2 — последствие его нарушения, при этом ничего не говорится о недопустимости лишения право- и дееспособности (ср. содержание п. п. 1 и 2 ст. 22 с ее наименованием). Лишение гражданина правоспособности означало бы лишение его всех прав и обязанностей, но такое сложно связать с некоторыми элементарными правами и публичными обязанностями, это также не согласуется с применением ни одной юридической меры (профилактики, пресечения, наказания, воспитания, защиты и проч.). К тому же отсутствие правоспособности повлечет и отсутствие дееспособности, а поскольку первая в отличие от второй незаменима иными правовыми средствами, ее отсутствие повлечет отсутствие и самой правосубъектности. Пока гражданин жив, он не может быть лишен правоспособности (нечто подобное можно представить разве что в рамках наиболее крайних нарушений прав человека, например порабощения — ст. ст. 127.1, 127.2 УК). Поэтому правило п. 1 ст. 22 требует дифференцированного понимания: а) никто не может быть лишен правоспособности, а ее ограничение (суть поражение в отдельных видах прав) возможно только в случаях и в порядке, установленных законом; б) никто не может быть признан недееспособным и ограничен в дееспособности иначе как в случаях и в порядке, установленных законом.

2. В связи с ограничением правоспособности гражданские права могут быть ограничены федеральным законом в той мере, в какой это необходимо для защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (абз. 2 п. 2 ст. 1 ГК). Ограничения отдельных прав и свобод с указанием пределов и срока их действия могут устанавливаться в условиях чрезвычайного положения и в соответствии с федеральным конституционным законом для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя (п. 1 ст. 56 Конституции). Основаниями ограничения россиян в праве на свободу передвижения, выборе места пребывания и жительства в пределах РФ могут быть специфические районы — пограничная полоса, закрытые военные городки и административно-территориальные образования, зоны экологического бедствия, отдельные территории и населенные пункты, где в случае опасности распространения заболеваний и отравлений людей введены особые условия и режимы проживания населения и хозяйственной деятельности, территории, где введено чрезвычайное или военное положение (ст. 8 Закона о праве граждан РФ на свободу передвижения). Причиной ограничения правоспособности может стать психическое расстройство, препятствующее выполнению отдельных видов профессиональной деятельности и деятельности, связанной с источником повышенной опасности. В этом случае гражданин по решению врачебной комиссии на основании оценки состояния его психического здоровья и согласно перечню психиатрических противопоказаний может быть признан на срок до 5 лет и с правом последующего переосвидетельствования профнепригодным (ст. 6 Закона о психиатрической помощи). Правоспособность может ограничиваться в рамках реторсии (ст. 1194 ГК) и за правонарушение (см. ст. ст. 47, 53, 56, 57 УК). В свою очередь, ограничение дееспособности преследует цели воспитания (п. 4 ст. 26 ГК) и защиты имущественных интересов членов семьи (ст. 30 ГК), а признание гражданина недееспособным направлено на защиту его собственных имущественных интересов (ст. 29 ГК).

3. Меры правового воздействия на право- или дееспособность гражданина должны быть юридически обоснованными — не случайно в п. 1 ст. 22 говорится об установленных законом случаях и порядке (а в п. 2 — об условиях и порядке) их применения, что подразумевает наличие материально-правовых предпосылок (поводов, оснований) и соблюдение процессуальных особенностей их применения соответственно. Необоснованное ограничение дееспособности, права заниматься предпринимательской и иной деятельностью влечет недействительность акта государственного и иного органа (п. 2 ст. 22). Данный акт может быть нормативным или иным (например, правоприменительным), а сама санкция подлежит распространительному толкованию, т.е.: а) касается муниципальных органов, их должностных лиц, иных органов (например, юридического лица); б) охватывает не только случаи ограничения дееспособности и права заниматься предпринимательской и иной деятельностью, но и прочие ситуации (признание недееспособным или ограничение в любых других правах, образующих содержание правоспособности (ст. 18 ГК), если такие решения приняты без достаточных оснований или с нарушением процессуальных норм).

4. В п. 3 ст. 22 речь идет не о внешнем, а о внутреннем воздействии на право- и дееспособность — полном или частичном отказе от них самого гражданина и других сделках, направленных на их ограничение. Подобные действия ничтожны и не влекут правовых последствий изначально, а требование о применении последствий их недействительности может предъявить любое заинтересованное лицо или суд по своей инициативе (ст. ст. 166, 167 ГК). Поэтому даже если гражданин добровольно самоограничился в правах, это лишено правового значения независимо от того, знал ли он о существе принятой на себя обязанности и чем при этом руководствовался. Так, не имеют правового значения решение гражданина уйти в монастырь, совершение пострига и обетов целомудрия, послушания, нестяжательности, иные подобные обязательства (например, никогда не заниматься предпринимательством, не покупать недвижимость, навсегда связать свою жизнь с деревней). Запрет, установленный п. 3 ст. 22, связан с тем, что право- и дееспособность имеют естественно-правовую природу и неотчуждаемы (ст. ст. 17 и 21 ГК), к тому же гражданин осуществляет принадлежащие ему права по своему усмотрению (п. 1 ст. 9 ГК), поэтому ему нет надобности отказываться от право- или дееспособности — достаточно не осуществлять нежелательные права, что обычно не влечет их прекращения (п. 2 ст. 9 ГК). Так, дееспособному гражданину нет нужды отказываться от завещательной правоспособности — достаточно лишь не составлять завещания.

Прежде запрет совершать сделки, направленные на ограничение право- и дееспособности, был императивным (ст. 12 ГК 1964 г.), сегодня же в случаях, предусмотренных законом, такие сделки возможны и действительны (см., например, п. 3 ст. 22, ст. 1033 ГК). Сделки, направленные на ограничение право- или дееспособности, отличаются от случаев ограничения (обременения) конкретного субъективного права. Так, сделка по установлению сервитута (ст. ст. 274 — 277 ГК) означает предоставление заинтересованному лицу права ограниченного пользования чужим имуществом и ограничение, которое в результате претерпевает субъективное право собственника данного имущества; то же имеет место при покупке вещи, обремененной правом третьего лица (п. 1 ст. 460 ГК): последнее обременяет субъективное право покупателя на конкретную купленную им вещь, но оно не ограничивает определенный вид прав, как это должно быть при ограничении правоспособности (например, права на приобретение определенных товаров). Признак поражения в определенном виде прав отличает случаи договорного ограничения правоспособности (п. 3 ст. 22) от случаев изъятия имущества — оснований принудительного прекращения права собственности (п. 2 ст. 235 ГК): принудительное прекращение права на конкретное имущество отнюдь не исключает возможности приобретения аналогичного имущества (если, конечно, речь не идет об изъятых из оборота вещах), что было бы невозможным при ограничении правоспособности.

Комментарий к гк рф ст 22

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статья 22 Семейного кодекса РФ

Статья 22 СК РФ. Расторжение брака в судебном порядке при отсутствии согласия одного из супругов на расторжение брака

1. Расторжение брака в судебном порядке производится, если судом установлено, что дальнейшая совместная жизнь супругов и сохранение семьи невозможны.

2. При рассмотрении дела о расторжении брака при отсутствии согласия одного из супругов на расторжение брака суд вправе принять меры к примирению супругов и вправе отложить разбирательство дела, назначив супругам срок для примирения в пределах трех месяцев.

Расторжение брака производится, если меры по примирению супругов оказались безрезультатными и супруги (один из них) настаивают на расторжении брака.

Вернуться к оглавлению документа : Семейный кодекс РФ в действующей редакции

Комментарии к статье 22 СК РФ, судебная практика применения

Для примирения супругов не более 3 месяцев. Возможность сокращения срока судом

В п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» содержатся следующие разъяснения.

«По делам о расторжении брака в случаях, когда один из супругов не согласен на прекращение брака, суд в соответствии с п. 2 ст. 22 СК РФ вправе отложить разбирательство дела, назначив супругам срок для примирения в пределах трех месяцев. В зависимости от обстоятельств дела суд вправе по просьбе супруга или по собственной инициативе откладывать разбирательство дела несколько раз с тем, однако, чтобы в общей сложности период времени, предоставляемый супругам для примирения, не превышал установленный законом трехмесячный срок.

Срок, назначенный для примирения, может быть сокращен, если об этом просят стороны, а причины, указанные ими, будут признаны судом уважительными. В этих случаях должно быть вынесено мотивированное определение.

Определение суда об отложении разбирательства дела для примирения супругов не может быть обжаловано в апелляционном и кассационном порядке, так как оно не исключает возможности дальнейшего движения дела (п. 2 ч. 1 ст. 371 ГПК РФ).

Если после истечения назначенного судом срока примирение супругов не состоялось и хотя бы один из них настаивает на прекращении брака, суд расторгает брак».

Рекомендуемые публикации на logos-pravo.ru:

Госпошлина за расторжение брака (развод супругов), уплачиваемая за регистрацию расторжения брака в органах ЗАГС и при обращении с иском в суд

Комментарий к гк рф ст 22

Законодательные акты, которые могут
пригодиться при создании ТСЖ

Недопустимость лишения и ограничения
правоспособности и дееспособности гражданина

1. Никто не может быть ограничен в правоспособности и дееспособности иначе, как в случаях и в порядке, установленных законом.

2. Несоблюдение установленных законом условий и порядка ограничения дееспособности граждан или их права заниматься предпринимательской либо иной деятельностью влечет недействительность акта государственного или иного органа, устанавливающего соответствующее ограничение.

3. Полный или частичный отказ гражданина от правоспособности или дееспособности и другие сделки, направленные на ограничение правоспособности или дееспособности, ничтожны, за исключением случаев, когда такие сделки допускаются законом.

1. Поскольку правоспособностью и дееспособностью все граждане наделяются в равной мере, ограничение правоспособности или дееспособности отдельного гражданина может иметь место лишь в случаях, прямо предусмотренных законом.

Например, в соответствии со ст. 30 ГК гражданин может быть ограничен в дееспособности, если вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами он ставит свою семью в тяжелое материальное положение. Таким способом закон защищает права и интересы как самого гражданина, так и членов его семьи (см. коммент. к ст. 30 ГК). Статья 29 ГК допускает признание недееспособным гражданина, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими (см. коммент. к ст. 29 ГК).

При ограничении или лишении дееспособности гражданина с его правоспособностью ничего не происходит. Гражданин, признанный недееспособным, имеет право наследовать имущество, однако все юридические действия, связанные с принятием наследства, от его имени и в его интересах будет совершать назначенный ему опекун.

2. Случаи возможного ограничения правоспособности также предусмотрены в законе. Чаще всего ограничение правоспособности выступает следствием совершения правонарушения. Так, ст. 44-45 УК предусматривают возможность ограничения права гражданина свободно выбирать место жительства, занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью в качестве наказания за совершенные преступления.

Лишение и ограничение родителей в родительских правах (ст. 69 СК), отмена усыновления по вине усыновителей (ст. 141 СК), отстранение от выполнения обязанностей опекуна (попечителя) за ненадлежащее выполнение обязанностей (ст. 39 ГК) приводит к тому, что в дальнейшем названные лица не могут стать усыновителями (ст. 127 СК) и приемными родителями (ст. 153 СК). Таким образом, ограничение правоспособности является следствием неправомерного поведения родителей, усыновителей, опекунов и попечителей.

Ограничение правоспособности автоматически приводит к ограничению дееспособности.

3. Акт государственного или иного органа, содержащий положения, направленные на ограничение дееспособности граждан или их права заниматься предпринимательской либо иной деятельностью, может быть признан судом недействительным (см. коммент. к ст. 13 ГК).

4. Если сам гражданин совершит сделку, содержащую положения, направленные на полный или частичный отказ гражданина от правоспособности или дееспособности, подобная сделка будет считаться ничтожной, т. е. не порождающей никаких правовых последствий, кроме тех, которые предусмотрены законом в качестве последствий признания такой сделки ничтожной. Однако это общее правило, из которого допускаются предусмотренные законом исключения. Так, в соответствии с ФЗ «Об основах государственной службы в Российской Федерации» от 31 июля 1995 г. (СЗ РФ. 1995. N 31. Ст. 2990; 1999. N 8. Ст. 974; 2000. N 46. Ст. 4537; 2003. N 22. Ст. 2063) государственный служащий не вправе заниматься предпринимательской деятельностью лично или через доверенных лиц. Таким образом, гражданин, соглашаясь занять какую-либо государственную должность, по сути, добровольно отказывается от предоставленной ему законом возможности заниматься предпринимательской деятельностью.

При этом необходимо различать совершение сделки, направленной на полный или частичный отказ гражданина от правоспособности или дееспособности, и совершение сделки, направленной на полный или частичный отказ от осуществления субъективного права (см. коммент. к ст. 9 ГК). К примеру, отказываясь от своего права на раздел общесупружеского имущества, супруг совершает сделку, направленную на отказ от осуществления субъективного права, ибо в данном случае речь идет об осуществлении конкретного правомочия в отношении конкретных объектов. Такой отказ не влечет прекращения субъективного права.

Copyright © 2005 — 2015

Статья 22 ГК РФ. Недопустимость лишения и ограничения правоспособности и дееспособности гражданина

Новая редакция Ст. 22 ГК РФ

1. Никто не может быть ограничен в правоспособности и дееспособности иначе, как в случаях и в порядке, установленных законом.

2. Несоблюдение установленных законом условий и порядка ограничения дееспособности граждан или их права заниматься предпринимательской либо иной деятельностью влечет недействительность акта государственного или иного органа, устанавливающего соответствующее ограничение.

3. Полный или частичный отказ гражданина от правоспособности или дееспособности и другие сделки, направленные на ограничение правоспособности или дееспособности, ничтожны, за исключением случаев, когда такие сделки допускаются законом.

Комментарий к Ст. 22 ГК РФ

Комментируемая статья развивает и дополняет положения ст. 1 ГК РФ о недопустимости ограничения гражданских прав. Основное правило, вытекающее из рассматриваемой нормы, — только закон (например, уголовный, административный) может ограничить правоспособность и дееспособность лица. Верховенство закона влечет недействительность ограничивающих гражданскую правосубъектность подзаконных актов. Равно как и «добровольный отказ» лица от своей правоспособности по общему правилу не имеет никакого юридического значения (ничтожен).

Другой комментарий к Ст. 22 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Комментируемая статья закрепляет общее правило, согласно которому ограничение граждан в правоспособности и дееспособности допускается только в случаях и в порядке, установленных законом.

В соответствии с ч. 3 ст. 55 Конституции РФ и ст. 1 ГК гражданские права могут быть ограничены федеральным законом и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

2. Граждане обладают правоспособностью с момента рождения, в силу своего существования она не зависит от пола, национальности, каких-либо индивидуальных качеств гражданина и др., поэтому невозможно лишение или полное ограничение правоспособности гражданина. Однако в случаях, предусмотренных законом, и на основании решения суда гражданин может быть ограничен в отдельных правах. Так, ст. 44 УК в качестве наказания за совершенное преступление предусматривает лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. В соответствии с Законом РФ от 2 июля 1992 г. «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» (Ведомости РФ. 1992. N 33. Ст. 1913), гражданин может быть временно и с правом последующего переосвидетельствования признан непригодным вследствие психического расстройства к выполнению отдельных видов профессиональной деятельности и работы, связанной с источником повышенной опасности. ГК (п. 4 ст. 66) устанавливает, что законом может быть запрещено или ограничено участие отдельных категорий граждан в хозяйственных товариществах и обществах, за исключением открытых акционерных обществ. Ограничение отдельных элементов правоспособности следует отличать от лишения гражданина отдельных субъективных прав, например, конфискация имущества по приговору суда означает лишение гражданина права собственности на определенное имущество и не связана с ограничением правоспособности.

Дееспособность, как и правоспособность гражданина, — правовая категория, поэтому закон устанавливает, что гражданин может быть признан недееспособным или ограничен в дееспособности только по решению суда в случаях, предусмотренных ГК (см. комментарий к ст. ст. 29, 30).

3. Комментируемая статья не только не допускает лишение или ограничение правоспособности и дееспособности граждан, кроме случаев и в порядке, установленных законом, но и предусматривает последствия несоблюдения такого порядка: акт государственного или иного органа, устанавливающий в нарушение закона ограничение дееспособности граждан или их права заниматься предпринимательской деятельностью, признается недействительным. Признание акта недействительным осуществляется на основании ст. 13 ГК в судебном порядке.

Недействительными могут быть признаны нормативные (в случаях, предусмотренных законом) и ненормативные акты государственных органов и органов местного самоуправления. В Постановлении Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 указывается, что основанием для признания такого акта недействительным являются как его незаконность, так и нарушение гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина, обратившегося в суд с соответствующим требованием (п. 6).

4. Правоспособность и дееспособность признаются за гражданином законом, который не только не допускает их отчуждаемость, но и не дает права самому гражданину полностью или частично отказаться от них или ограничить их. Граждане свободны в установлении, изменении и прекращении гражданских прав, но не могут отказаться от своей правоспособности или дееспособности. Например, гражданин вправе лишить наследства детей от первого брака, но не может отказаться от возможности по своему усмотрению завещать свое имущество любому лицу. Гражданин волен по своему усмотрению отчуждать свое имущество, продать или подарить принадлежащую ему вещь и т.д., но не вправе уменьшить свою правоспособность.

Статья 22 ЖК РФ. Условия перевода жилого помещения в нежилое помещение и нежилого помещения в жилое помещение

Новая редакция Ст. 22 ЖК РФ

1. Перевод жилого помещения в нежилое помещение и нежилого помещения в жилое помещение допускается с учетом соблюдения требований настоящего Кодекса и законодательства о градостроительной деятельности.

2. Перевод жилого помещения в нежилое помещение не допускается, если доступ к переводимому помещению невозможен без использования помещений, обеспечивающих доступ к жилым помещениям, или отсутствует техническая возможность оборудовать такой доступ к данному помещению, если переводимое помещение является частью жилого помещения либо используется собственником данного помещения или иным гражданином в качестве места постоянного проживания, а также если право собственности на переводимое помещение обременено правами каких-либо лиц.

3. Перевод квартиры в многоквартирном доме в нежилое помещение допускается только в случаях, если такая квартира расположена на первом этаже указанного дома или выше первого этажа, но помещения, расположенные непосредственно под квартирой, переводимой в нежилое помещение, не являются жилыми.

3.1. Перевод жилого помещения в наемном доме социального использования в нежилое помещение не допускается.

3.2. Перевод жилого помещения в нежилое помещение в целях осуществления религиозной деятельности не допускается.

4. Перевод нежилого помещения в жилое помещение не допускается, если такое помещение не отвечает установленным требованиям или отсутствует возможность обеспечить соответствие такого помещения установленным требованиям либо если право собственности на такое помещение обременено правами каких-либо лиц.

Комментарий к Статье 22 ЖК РФ

1. Статьи 22 — 24 гл. 3 Кодекса содержат много новых норм, отсутствовавших как в ЖК 1983 г., так и в Основах. В данной главе достаточно подробно регламентированы отношения, связанные с переводом жилых помещений в нежилые и нежилых помещений — в жилые. Для сравнения напомним, что ЖК РФ 1983 г. содержал только самые общие правила о переводе жилых помещений в нежилые (ст. 9).

Кодекс не раскрывает содержание понятия «нежилое помещение». Обычно под нежилыми помещениями понимают помещения в жилых домах, предназначенные для торговых, бытовых и иных нужд непромышленного характера. В более широком смысле нежилое помещение — это помещение, которое не отвечает признакам жилого помещения, установленным в ч. 2 ст. 15 Кодекса (см. указанную статью и комментарий к ней).

ГК РФ также упоминает только о переводе жилых помещений в нежилые. Такой перевод должен производиться в порядке, определяемом жилищным законодательством (п. 3 ст. 288). Поэтому нормы Кодекса, допускающие также перевод нежилых помещений в жилые, являются новыми.

В ч. 1 ст. 22 Кодекса закреплено общее правило, согласно которому перевод жилых помещений в нежилые и наоборот допускается, однако при этом должны быть соблюдены императивные требования Кодекса и законодательства о градостроительной деятельности. Градостроительная деятельность — это деятельность по развитию территорий, в том числе городов и иных поселений, осуществляемая в виде территориального планирования, градостроительного зонирования, планировки территорий, архитектурно-строительного проектирования, строительства, капитального ремонта, реконструкции объектов капитального строительства.

Законодательство о градостроительной деятельности состоит из ГрК РФ, других федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации, а также законов и иных нормативных правовых актов субъектов Федерации.

Правовые акты субъектов Российской Федерации, принятые в пределах их полномочий, имеют большое практическое значение в регулировании на территориях конкретных регионов отношений, связанных с переводом жилых помещений в нежилые и наоборот. Например, в г. Москве указанные отношения регулируют ст. 16 Закона г. Москвы от 27.01.2010 N 2 «Основы жилищной политики города Москвы» , Постановление правительства Москвы от 15.05.2007 N 382-ПП «Об утверждении Регламента подготовки в режиме «одного окна» выписки из распоряжения Департамента жилищной политики и жилищного фонда города Москвы с выпиской из протокола Городской межведомственной комиссии по использованию жилищного фонда города Москвы о переводе жилого (нежилого) помещения в нежилое (жилое) помещение» . Указанный Регламент устанавливает порядок рассмотрения в режиме «одного окна» вопросов о переводе жилого (нежилого) помещения в нежилое (жилое) помещение независимо от ведомственной принадлежности и форм собственности на территории города Москвы, а также определяет порядок подготовки и выдачи выписки из распоряжения Департамента жилищной политики и жилищного фонда города Москвы с выпиской из протокола Городской межведомственной комиссии по использованию жилищного фонда города Москвы (Городской МВК) о переводе жилого (нежилого) помещения в нежилое (жилое) помещение.
———————————
Вестник мэра и правительства Москвы. 2010. N 11.

Вестник мэра и правительства Москвы. 2007. N 31.

2. Для осуществления перевода жилых помещений в нежилые Кодекс установил три исключения из указанного выше общего правила о допустимости такого перевода. Перевод не допускается в случаях, когда: а) доступ к такому помещению невозможен без использования помещений, обеспечивающих доступ к жилым помещениям, и при этом отсутствует техническая возможность оборудовать такой доступ к данному помещению; б) такое помещение является частью жилого помещения или используется собственником данного помещения либо иным гражданином в качестве места постоянного проживания; в) право собственности на данное помещение обременено правами каких-либо лиц (физических или юридических), например, помещение является предметом залога, найма, аренды и т.п. (см. ч. 2 ст. 22 Кодекса).

3. Исключения, установленные в ч. 2 комментируемой статьи, действуют в отношении всех видов помещений, пригодных для постоянного проживания граждан, отвечающих установленным санитарным и техническим правилам и нормам и иным требованиям, предъявляемым законодательством к жилым помещениям. Когда же речь идет о таких жилых помещениях, как квартиры в многоквартирных домах (ч. 3 ст. 22 Кодекса), то для их перевода в нежилые помещения предусмотрены дополнительные ограничения. Перевод квартиры в нежилое помещение возможен только при условии, что данная квартира расположена на первом этаже многоквартирного дома либо выше первого этажа, но при этом помещения, находящиеся непосредственно под такой квартирой, являются нежилыми.

Использованная в комментируемой норме формулировка «выше первого этажа» позволяет предположить, что в таких случаях подразумевается любой другой, кроме первого, этаж многоквартирного дома, например, 10-й, 16-й и т.п. Однако необходимо помнить о том, что перевод жилого помещения в нежилое запрещается, если доступ к такому помещению невозможен без использования помещений, обеспечивающих доступ к жилым помещениям, и при этом отсутствует техническая возможность оборудовать такой доступ к данному помещению (например, обустроить отдельный вход). Поэтому указанную норму, с нашей точки зрения, следует толковать ограничительно: в ней имеются в виду нижние этажи многоквартирного дома.

4. Для осуществления перевода нежилых помещений в жилые новый Кодекс в ч. 4 ст. 22 предусматривает только два ограничения.

Во-первых, такой перевод не допускается, если соответствующее помещение не отвечает установленным для жилых помещений требованиям или отсутствует возможность обеспечить соответствие такого помещения указанным требованиям. Имеются в виду санитарные и технические правила и нормы, о которых говорилось в комментарии к ст. 8 Кодекса, а также иные требования законодательства.

Во-вторых, перевод невозможен, если право собственности на нежилое помещение обременено правами физических и (или) юридических лиц (например, в силу договоров ипотеки, аренды, найма, доверительного управления и т.п.).

Другой комментарий к Ст. 22 Жилищного кодекса Российской Федерации

1. Перевести в нежилое помещение можно (при определенных условиях) и комнату в квартире, и квартиру в целом.

Перевод квартиры в многоквартирном доме в нежилое помещение допускается только в случаях, когда она расположена:

на первом этаже указанного дома;

выше первого этажа, но помещения, расположенные непосредственно под этой квартирой, являются нежилыми.

Условием такого перевода (как и перевода в нежилое помещение комнаты в квартире) прежде всего должно являться признание квартиры непригодной для проживания (см. комментарий к ст. 15), хотя об этом и не упоминается в рассматриваемой статье.

Жилые помещения, которые не отвечают предъявляемым к ним требованиям (в результате неустранимых дефектов жилое помещение является холодным, темным и т.п.), переоборудуются для использования в других целях (например, в них оборудуют магазин) либо сносятся, если степень износа дома такова, что использовать его вообще невозможно.

2. Перевод пригодных для проживания жилых помещений государственного и муниципального жилищных фондов в нежилые вряд ли является обоснованным. Жилые помещения должны использоваться по назначению — для проживания граждан. Исключение возможно, когда проводятся градостроительные мероприятия, в иных достаточно обоснованных случаях. Например, может возникнуть необходимость использования площади первого этажа для бытовых или жилищно-коммунальных нужд.

3. Согласно ст. 288 ГК РФ перевод жилого помещения в нежилое является обязательным условием возможного размещения в нем предприятий, учреждений, организаций.

В Постановлении Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 6/8 дано следующее разъяснение: сделки, связанные с использованием организациями жилых помещений, не имеющие целью проживание граждан, если помещения не переведены в нежилые, не соответствуют требованиям закона (ст. 288 ГК РФ) и, следовательно, являются ничтожными по основаниям, предусмотренным ст. 168 ГК РФ (п. 38).

4. Переоборудование жилого дома, жилого помещения в нежилое влечет исключение из жилищного фонда.

5. Ранее действовавший ЖК РСФСР не предусматривал перевода нежилого помещения в жилое; однако на практике такие вопросы решались. Комментируемой статьей не допускается перевод нежилого помещения в жилое, если:

такое помещение не отвечает установленным требованиям (ст. 15 ЖК РФ) или отсутствует техническая возможность создать такие условия;

право собственности на нежилое помещение обременено правами каких-либо лиц (например, помещение является объектом взыскания по решению суда).