Право собственности супругов на имущество

5. Право собственности супругов

Имущество супругов является материальной базой существования семьи. Семейный кодекс Украины устанавливает два режима собственности супругов: личная частная собственность жены и мужа; общая совместная собственность супругов.

Личная частная собственность мужа, жены распространяется на:

1) имущество, принадлежавшее ему, ей до брака;

2) имущество, полученное в период брака в дар или по наследству;

3) имущество, приобретенное за личные его, ее средства;

4) вещи индивидуального пользования, даже если приобретены за счет общих средств супругов;

5) премии и награды, полученные за личные заслуги;

6) средства, полученные в возмещение материального или морального ущерба;

7) страховые средства;

8) плоды и доходы (дивиденды) от вещей, находящихся в личной частной собственности.

Право личной частной собственности должно осуществляться супругами с учетом интересов семьи, в первую очередь детей.

Имущество, в том числе – денежные средства – нажитое супругами во время брака, принадлежит им на праве общей совместной собственности. Таким имуществом супруги владеют, пользуются и распоряжаются на равных правах. Расторжение брака не прекращает права общей совместной собственности. И наоборот, независимо от расторжения брака супруги имеют право на раздел общей совместной собственности. Доли супругов в общей собственности являются равными, если иное не установлено договором между ними.

Права на имущество бывших супругов

Ни для кого не секрет, что распад семьи — это одно из самых болезненных явлений в жизни человека. Такой процесс сопровождается значительными моральными и нравственными переживаниями, нередко ссорами и взаимными упреками. Все это не позволяет супругам при расставании адекватно оценить еще и имущественные последствия расторжения брачных отношений. Когда такое случается, обычные люди, не страдающие алчностью и страстью к обогащению, как правило, не заостряют внимания на решении материальных проблем, откладывая их на «потом». Вызвано подобное поведение не столько «наплевательским» отношением супругов к вопросам раздела совместно нажитого имущества, сколько нежеланием еще более обострять и без того непростую ситуацию.

К слову будет сказано, во избежание возможности возникновения подобных проблем в будущем супруги при бракосочетании в других странах (Западной Европы и Северной Америки) не стесняются сразу же оговаривать все материальные вопросы на случай расторжения брака в брачном договоре (брачном контракте). К сожалению, российский менталитет стыдливой интеллигентности породил порочное отношение к брачному договору. Формулу такого отношения можно условно выразить так: «Стыдно, еще не вступив в брак, уже думать о последствиях его расторжения». Как ни странно, такое отношение прикрывается еще и конфессиональными призывами типа: «Побойся Бога!», «Как можно гневить церковь», «Брак вершится на небесах, и недостойно православного, признавая супруга перед Богом, тут же в мыслях думать о своем отречении от супружества» и т.д. Существуют у этого факта и исторические предпосылки. Отрицательное отношение к прекращению брака и многократному вступлению в брачные отношения проповедовалось законом, который устанавливал, что в Российской империи «лицам православного исповедания запрещается вступать последовательно в четвертый брак (т. X, ч. 1 ст. 21), хотя уже и на вступающего в третий брак налагается епитимия (ук. Синода 5 апреля 1871 г.)» Стоит упомянуть здесь и о том, что тогда для супругов был установлен режим раздельной собственности на имущество, нажитое в период брака. Такое положение ведущие цивилисты прошлого оценивали по-разному. Одни указывали, что «нельзя не подчеркнуть поразительного расхождения системы раздельности с идеей брака и понятием семьи в гражданском обороте». Другие заявляли, что «когда идея брака попирается в действительности, то, конечно, определения законодательства о разъединении имущества супругов получают применение — да и слава Богу, что получают!» или «когда и каким образом установился у нас этот принцип раздельности, это вопрос чрезвычайно темный и спорный; но важно, во всяком случае, то, что в этом пункте мы впереди Европы, что одной трудностью у нас меньше».

Существующая в настоящее время презумпция совместной собственности, напротив, создает для расстающихся супругов только трудности, ибо добавляет разочарований и обид.

Несмотря на идею брака как единство душевных, физических и имущественных помыслов супругов, тем не менее хотелось бы заметить, что если любовь не может выдержать даже элементарной формальности в виде определения взаимных прав и обязанностей, то вряд ли такая любовь продлится долго. Часто именно подозрения бывают причиной скоропостижной гибели глубоких чувств. На почве подозрений прорастают семена недоверия, которое разъедает как ржа все светлое и чистое, что есть в душе человека. И если даже предложение о заключении брачного контракта вызывает недоверие и подозрения у избранника, то сомнительно, что такой избранник испытывает по-настоящему сильные чувства…

Что же такое брачный договор, который, к сожалению, так и не прижился в российской действительности? Вспомним, что брачным договором признается соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения. Это соглашение может быть заключено когда угодно (но не после расторжения брака) — как до регистрации брака, так и в любое время в период брака, но начинает действовать, во всяком случае, только с момента государственной регистрации брака. При этом закон предусматривает обязательную квалифицированную форму такого соглашения, т.е. его нотариальное удостоверение. Такое требование к форме предъявляется законодателем в первую очередь с той целью, чтобы независимый эксперт (нотариус) смог обеспечить равенство и социальную защищенность обоим супругам в равной степени путем разъяснения всех прав, обязанностей, а также последствий заключения брачного договора. Именно нотариус, как уполномоченное государством должностное лицо, призван соблюсти законные интересы обоих супругов при удостоверении брачного договора.

Однако данная статья не имеет своей целью подробное изучение всех характеристик брачного договора. Остановимся только на тех из них, знание которых потребуется нам для дальнейшего изучения затронутой проблемы.

Во-первых, брачным договором супруги вправе изменить установленный законом режим совместной собственности на режим долевой или единоличной (односубъектной) собственности.

Во-вторых, супруги вправе установить для каждого вида имущества или конкретной вещи (имущественного права) режим собственности.

В-третьих, супруги могут определить имущество, которое будет передано каждому из супругов в случае расторжения брака.

В-четвертых, супруги вправе указать способы участия в доходах друг друга, а также свои права и обязанности по взаимному содержанию.

При этом следует помнить, что брачный договор может распространить свое действие в отношении не только существующего имущества, но и того, которое будет нажито супругами в будущем.

Если же брачный договор отсутствует, то здесь должен безраздельно царствовать Его Величество Закон. Однако на практике действие закона очень часто подвержено влиянию воздействия слуги этого закона — судебного усмотрения. При этом нельзя сказать, что судебное усмотрение всегда полностью основывается только на scripta lex (т.е. праве писаном, праве позитивном). Весьма привлекательно для судьи отступить иногда от права писаного (закона) в угоду частным обстоятельствам случая якобы с целью достижения справедливости и «прикрыться» при этом ссылкой на естественное право или leges non scriptae (неписаные законы). Весьма показателен в этом направлении пример толкования Основного закона России, предложенный Председателем Конституционного Суда РФ. В указанном примере предлагается читать закон, попросту говоря, не буквально (дословно), а в угоду времени и диктату соответствующей обстановки («развитие общества», «экономический прогресс», «изменившиеся правоотношения» и пр.). Позволю высказать недоверие такой позиции, так как путь этот ведет в пропасть правового нигилизма и бесконтрольного судейского усмотрения. Ибо тогда в разных случаях закон будет толковаться судами по-разному (что нередко случается и сейчас, но будет происходить гораздо чаще при использовании такого подхода). На примере, подобном «мальчик-девочка», в юридических школах вырастет поколение юристов, которые своей основной целью будут считать только достижение максимальной выгоды из прочтения закона, а не правильное его истолкование и применение с целью соблюдения прав и интересов не только своего клиента (подзащитного), но и без ущемления прав и интересов других лиц. Закон должен быть одинаков для всех.

Что же говорит нам закон о правовом статусе имущества супругов после расторжения брака?

Для начала вспомним, что законным режимом имущества супругов является режим их совместной собственности, а все имущество, нажитое супругами в период брака, является их совместной собственностью. Не будем останавливаться на том имуществе, которое не попадает в совместную собственность, т.к. его юридическая судьба споров практически не вызывает.

Перед тем как продолжить наше исследование, остановимся на разграничении сфер (пределах) применения гражданского и семейного законодательства с учетом темы исследования.

Семейное законодательство устанавливает условия и порядок вступления в брак, прекращения брака и признания его недействительным, а также регулирует личные неимущественные и имущественные отношения между членами семьи: СУПРУГАМИ, родителями и детьми. Гражданское законодательство определяет правовое положение участников гражданского оборота, основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав, регулирует договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников. Нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать ГК РФ.

Следовательно, нормы гражданского законодательства обладают приоритетом перед нормами семейного законодательства при регулировании имущественных и личных неимущественных отношений супругов. Исключения из этого правила могут быть предусмотрены самим ГК РФ, а также когда конкретное отношение, пусть и относится к имущественным или личным неимущественным, но напрямую не отнесено в сферу регулирования гражданского законодательства. Безусловно, нормы семейного законодательства не могут регулировать указанные отношения между иными участниками, нежели члены семьи. СЛЕДОВАТЕЛЬНО, К ОТНОШЕНИЯМ МЕЖДУ БЫВШИМИ СУПРУГАМИ НОРМЫ СЕМЕЙНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ПРИМЕНЕНИЮ НЕ ПОДЛЕЖАТ.

Отметим далее, что семейное законодательство не содержит прямого перечисления последствий прекращения брака, в то время как последствия признания брака недействительным напрямую установлены законом. Оснований прекращения брака законом установлено два: смерть (объявление судом супруга умершим) и расторжение брака. При прекращении брака вследствие наступления смерти супруга (объявления умершим) имущество, находящееся в совместной собственности супругов, переходит к наследникам и пережившему супругу в соответствии с положениями наследственного права. Расторжение брака возможно либо во внесудебном порядке в органах записи актов гражданского состояния, либо в судебном порядке в случаях, предусмотренных законом.

Как следует из вышеприведенных положений, императивно закон не требует раздела имущества супругов, находящегося в совместной собственности. Из-за этого часто в повседневной жизни бывшие супруги сталкиваются с ситуацией, когда после расторжения брака юридическая судьба имущества, являющегося их совместной собственностью, не определена ни брачным договором (т.к. они его не заключали), ни решением суда о расторжении брака (т.к. никто об этом суд не просил).

Тем не менее следует признать, что даже после расторжения брака имущество признается находящимся в совместной собственности бывших супругов. Такой вывод, на первый взгляд противоречащий положениям гражданского законодательства об основаниях возникновения общей собственности, при более детальном рассмотрении выглядит обоснованным. Действительно, гражданским законодательством установлено, что право общей совместной собственности возникает только в случаях, предусмотренных законом. В нашем случае общая совместная собственность возникла при поступлении имущества в собственность супругов, что соответствует требованиям законодательства. Однако прекращение брака и утрата лицами правового статуса супругов не влечет и не может повлечь автоматического прекращения права общей совместной собственности. Мало того, режим общей совместной собственности может быть изменен на режим общей долевой собственности путем определения долей на основании соглашения участников совместной собственности, а при недостижении согласия — на основании решения суда. Этому положению гражданского законодательства корреспондируют положения семейного законодательства о том, что раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения по требованию любого из супругов. При этом срок исковой давности по требованию супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, составляет три года .

Следовательно, у бывших супругов сохраняется режим общей совместной собственности на совместно нажитое имущество, несмотря на расторжение брака.

Попытаемся далее определиться с особенностями совершения сделок с таким имуществом.

Известно, что владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по их обоюдному согласию. При распоряжении имуществом одним супругом согласие другого предполагается, однако для совершения сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо все-таки получить согласие второго супруга, причем нотариально удостоверенное .

Следует признать, что законом не установлены последствия несоблюдения указанного требования с целью определения действительности или недействительности сделки. Предусмотрено лишь право супруга, чье нотариально удостоверенное согласие не было получено, требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки. На основе анализа приведенного положения становится очевидно, что законодатель предусматривает безусловность признания судом подобной сделки недействительной по заявлению супруга, если будет установлено соблюдение гипотезы данной нормы .

Если следовать буквальному прочтению общих положений о недействительности сделок, то обнаружим, что сделка недействительна по основаниям, установленным ГК РФ, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в ГК РФ. Пунктом 3 статьи 253 ГК РФ предусмотрено, что совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом. При этом далее в этой норме указано, что ее правила применяются постольку, поскольку для отдельных видов совместной собственности ГК РФ или другими законами не установлено иное.

После сравнительного анализа приведенных норм закона можно сделать следующие выводы:

Во-первых, сделка, совершенная в отношении совместной собственности одним из супругов без согласия другого, может быть признана недействительной только по решению суда. Данный факт неопровержимо относит эту сделку к разряду оспоримых. При этом правом на обращение в суд с иском о признании оспоримой сделки недействительной обладает только участник совместной собственности (другой супруг).

Во-вторых, срок исковой давности для требований участника совместной собственности (супруга) составляет один год с того момента, когда он узнал или должен был узнать о совершении сделки без его согласия .

В-третьих, положения по распоряжению совместной собственностью, установленные ГК РФ, применяются к совместной собственности супругов не только во время брака, но и после его расторжения. Напротив, положения Семейного кодекса РФ к распоряжению совместной собственностью супругов после расторжения брака применению не подлежат.

ИЗ ВСЕХ ВЫШЕПРИВЕДЕННЫХ ВЫВОДОВ ВЫТЕКАЕТ, ЧТО ПОСЛЕ РАСТОРЖЕНИЯ БРАКА НЕ ТРЕБУЕТСЯ НОТАРИАЛЬНО УДОСТОВЕРЕННОГО СОГЛАСИЯ БЫВШЕГО СУПРУГА НА СОВЕРШЕНИЕ ДРУГИМ БЫВШИМ СУПРУГОМ СДЕЛКИ ПО РАСПОРЯЖЕНИЮ НЕДВИЖИМОСТЬЮ И СДЕЛКИ, ТРЕБУЮЩЕЙ НОТАРИАЛЬНОГО УДОСТОВЕРЕНИЯ И (ИЛИ) ГОСУДАРСТВЕННОЙ РЕГИСТРАЦИИ В УСТАНОВЛЕННОМ ЗАКОНОМ ПОРЯДКЕ.

По этому выводу существует противоречивая судебная практика и две взаимоисключающие точки зрения. Рассмотрим два конкретных примера из судебной практики одного из областных судов России.

В первом случае представитель гражданки Т-вой в июне 2001 года, действуя по доверенности, совершил договор по продаже квартиры, принадлежащей Т. как члену жилищно-строительного кооператива. Договор удостоверен нотариусом. В договоре представитель Т-вой указал, что на момент приобретения квартиры (полной выплаты паевого взноса) Т-ва в зарегистрированном браке не состояла. При обращении покупателя Ш. в учреждение юстиции за государственной регистрацией договора и права собственности выяснилось, что пай за квартиру был выплачен в то время (декабрь 1992 г.), когда Т-ва состояла в зарегистрированном браке, который впоследствии был расторгнут (в ноябре 1994 г.). Ранее учреждением юстиции было зарегистрировано за Т-вой право `единоличной собственности на квартиру. Так как бывший супруг Т-вой направил в учреждение юстиции заявление с документальным подтверждением брачных отношений на декабрь 1992 года и просил не регистрировать переход права к Ш., то учреждение юстиции сначала приостановило государственную регистрацию и предложило сторонам договора представить подтверждение факта существования индивидуальной, а не совместной собственности супругов на квартиру. В качестве соответствующих подтверждающих документов могли быть представлены либо соглашение супругов о разделе (судебное решение о разделе совместно нажитого имущества), либо брачный договор, определяющий юридическую судьбу квартиры, либо согласие бывшего супруга на отчуждение квартиры, либо иные документы. Не получив такого подтверждения в установленный законом срок, учреждение юстиции отказало в государственной регистрации, руководствуясь в числе прочих оснований для отказа и отсутствием согласия супруга, предусмотренного п. 3 ст. 35 Семейного кодекса РФ.

Продавец Т-ва согласилась с правомерностью отказа учреждения юстиции, а покупатель Ш. его обжаловал. Суд удовлетворил жалобу, указав, что Т-в (бывший муж) на момент совершения оспариваемой сделки «не являлся с позиций закона супругом». Последующие обращения учреждения юстиции в судебные инстанции с кассационной и надзорными жалобами успеха не имели. При этом областной суд в своем определении указал, что «в момент заключения договора купли-продажи спорной квартиры не требовалось нотариально удостоверенного согласия , т.к. к тому времени он уже не являлся супругом собственника квартиры Т-вой», а судья Верховного Суда РФ также добавил, что «брак, заключенный между Т-вой и Т-вым, был расторгнут в 1994 г., и с тех пор Т-в не ставил вопрос о своем праве на квартиру. Кроме того, установлено, что ЕДИНСТВЕННЫМ СОБСТВЕННИКОМ спорной квартиры была Т-ва и она имела право распорядиться своей квартирой, что она и сделала, заключив договор купли-продажи спорной квартиры с Ш.».

Во втором случае учреждение юстиции, учитывая позицию по таким спорам судебных инстанций, не истребовало согласия бывшего супруга. Супруг М-в, находясь в зарегистрированном браке с гражданкой М-вой, приобрел квартиру в ноябре 1999 года по договору купли-продажи, где был указан единственным покупателем, к которому переходит право собственности на квартиру. Его единоличное право собственности было зарегистрировано учреждением юстиции в реестре в декабре 1999 года. Брак между супругами М-выми был расторгнут в ноябре 2001 года, а уже в марте 2003 года гражданин М-в, действуя в лице своего представителя Ч., продает квартиру гражданке К., не получив на эту сделку согласия своей бывшей супруги. Учреждение юстиции регистрирует сделку и переход права на квартиру к К., не требуя соблюдения положений ст. 35 Семейного кодекса РФ, т.к. получило доказательства расторжения брака между супругами. Доказательств существования раздела совместно нажитого имущества или брачного договора между супругами в учреждение юстиции представлено не было.

Узнав о совершенной сделке, бывшая супруга М-ва обратилась в суд с иском к своему бывшему супругу, его представителю, учреждению юстиции и покупательнице К. о признании сделки недействительной. При этом она ссылалась на нарушение положений ст. 35 Семейного кодекса РФ и ст. 253 ГК РФ в части неполучения своего согласия на совершение сделки по отчуждению совместно нажитого имущества. Ответчик М-в согласился с иском, т.к. полагал, что его представитель Ч. должна была получить согласие его бывшей супруги на продажу квартиры. Учреждение юстиции иск не признало, указав, что с позиций закона М-вы уже не являются супругами и гипотеза ст. 35 Семейного кодекса РФ не исполнена. По статье 253 ГК РФ при осуществлении сделки одним из совместных сособственников согласие остальных предполагается, а оспариваемая сделка может быть признана недействительной только в случае, если покупательница К. знала или заведомо должна была знать об отсутствии необходимых полномочий у М. на продажу квартиры. Суды первой и кассационной инстанций отказали в удовлетворении исковых требований и согласились с правоприменительной позицией учреждения юстиции. Суд первой инстанции указал при этом, что «при должной осмотрительности М-ва не лишена была возможности своевременно оформить свое право на 1/2 долю квартиры в установленном законом порядке». Кассационная инстанция дополнительно высказала мнение о том, что покупательница К. является добросовестным приобретателем исходя из «конституционно-правового смысла положений пунктов 1 и 2 ст. 167 ГК РФ, выявленных Конституционным Судом РФ в Постановлении от 21 апреля 2003 года N 6-П «, следовательно, «права лица, считающего себя собственником имущества, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю с использованием правового механизма, установленного пунктами 1 и 2 статьи 167 ГК РФ».

По надзорной жалобе бывшей супруги М-ва судом надзорной инстанции вынесено определение, в котором областной суд высказывает абсолютно противоположную точку зрения, нежели год назад: «Поскольку брак прекращен, то перестает действовать презумпция, согласно которой действия одного из супругов по распоряжению совместным имуществом предполагают согласие второго супруга. Именно по этой причине — что брак прекратился, один из супругов не вправе совершать сделки по поводу общего имущества без согласия другого супруга, то есть без соблюдения требований, установленных п. 3 ст. 35 СК РФ».

Пытаясь проанализировать приведенное выше не совсем понятное объяснение того, почему во втором случае оказалось обязательным истребование согласия супруга, приходим к выводу, что судом проигнорировано понятие статуса «супруг», что привело к ошибочной посылке при логическом построении (построении силлогизма). Утверждая, что в связи с прекращением брака необходимо истребовать согласие супруга, суд упускает из вида, что ст. 35 Семейного кодекса РФ обязывает истребовать согласие ИМЕННО СУПРУГА, а не участника совместной собственности. Между тем статус «супругов» после прекращения брака лицами утрачен и отсутствует субъект права — «супруг», на чьем согласии настаивает суд. При этом суд указывает на такие последствия прекращения брака, которые не установлены законодательством (прекращение действия презумпции о наличии согласия супруга и обязательность истребования согласия супруга). Мало того, если следовать логике суда и применить прием «от обратного», то получится, что если брак НЕ ПРЕКРАЩЕН, то презумпция действует и согласия супруга на совершение сделок не требуется. Интересно, как такой вывод согласовать с буквальными указаниями п. 3 ст. 35 Семейного кодекса РФ?

Представляется, что в обоих приведенных судебных примерах оспариваемые сделки могли бы быть признаны недействительными, если бы было доказано отсутствие статуса добросовестного приобретателя у покупателей. Этот вывод подтвержден судом надзорной инстанции по второму делу: «К. могла быть признана добросовестным приобретателем в том случае, если она не только не знала, но и не могла знать о том, что квартира является объектом совместной собственности бывших супругов М-вых. Вопрос о том, могла ли К., проявляя разумную осмотрительность и осторожность, знать о наличии или отсутствии препятствий к совершению сделки, судом не проверялся и не оценивался…»

Резюмируем. ПОСЛЕ ПРЕКРАЩЕНИЯ БРАЧНЫХ ОТНОШЕНИЙ СУПРУГИ ПЕРЕСТАЮТ БЫТЬ ТАКОВЫМИ С ПОЗИЦИЙ ЗАКОНА, ОДНАКО РЕЖИМ СОВМЕСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ НА НАЖИТОЕ В БРАКЕ ИМУЩЕСТВО У БЫВШИХ СУПРУГОВ, А НЫНЕ ПРОСТО УЧАСТНИКОВ СОВМЕСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ, СОХРАНЯЕТСЯ, ЕСЛИ БРАЧНЫМ ДОГОВОРОМ ИЛИ СОГЛАШЕНИЕМ О РАЗДЕЛЕ ИЛИ РЕШЕНИЕМ СУДА НЕ ОПРЕДЕЛЕН ИНОЙ РЕЖИМ СОБСТВЕННОСТИ (ДОЛЕВОЙ ИЛИ РАЗДЕЛЬНОЙ). К СДЕЛКАМ БЫВШИХ СУПРУГОВ С ТАКИМ ИМУЩЕСТВОМ НЕ ПРИМЕНЯЮТСЯ ПОЛОЖЕНИЯ СЕМЕЙНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА, ТАК КАК СЕМЕЙНЫЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ ПРЕКРАЩЕНЫ. К РЕГУЛИРОВАНИЮ ОТНОШЕНИЙ ПО РАСПОРЯЖЕНИЮ ИМУЩЕСТВОМ УЧАСТНИКАМИ СОВМЕСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ ПОДЛЕЖАТ ПРИМЕНЕНИЮ ПОЛОЖЕНИЯ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РФ. ИСТРЕБОВАНИЕ СОГЛАСИЯ БЫВШИХ СУПРУГОВ ПРИ СОВЕРШЕНИИ СДЕЛОК, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ СТ. 35 СЕМЕЙНОГО КОДЕКСА РФ, НЕ ОСНОВАНО НА ЗАКОНЕ.

Верховный суд объяснил, как делить квартиру, купленную на деньги одного из супругов

На имущество, купленное в период брака, но на средства, принадлежавшие одному из супругов лично, режим совместной собственности супругов не распространяется, указал Верховный суд в обзоре судебной практики коллегии по гражданским делам.

Мужчина обратился в суд с иском к бывшей жене о разделе совместно нажитого имущества. Он указал, что в период брака приобрел вместе с супругой квартиру, и просил признать за ним право собственности на 1/2 доли этой недвижимости. Однако его бывшая жена настаивала, что он может рассчитывать только на 1/15 доли, поскольку большую часть стоимости квартиры — 1,75 млн руб. — оплачивала она.

Суд установил, что стороны в период брака купили квартиру и зарегистрировали ее как совместную собственность. Цена покупки составила 1,99 млн руб. При этом часть денег в размере 1,75 млн руб., потраченных на приобретение недвижимости, супруга (ответчик) получила от матери по договору дарения. Удовлетворяя исковые требования о разделе спорной квартиры между супругами в равных долях, суд первой инстанции руководствовался тем, что полученные в дар деньги женщина по своему усмотрению потратила на общие с супругом нужды – покупку недвижимости. Поэтому на это имущество распространяется режим совместной собственности супругов. Апелляция в дальнейшем согласилась с такими выводами.

Однако коллегия по гражданским делам ВС усмотрела в них нарушение норм материального права. В соответствии со ст. 34 Семейного кодекса, имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. Общим имуществом супругов являются также купленные за счет общих доходов движимые и недвижимые вещи, независимо от того, на имя кого из них они приобретались либо кем из супругов вносились деньги. При этом, согласно п. 1 ст. 36 СК, имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам, является его собственностью. Согласно разъяснениям из постановления Пленума ВС от 5 ноября 1998 года № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», не является общим имущество, приобретенное хотя и во время брака, но на личные средства одного из супругов, принадлежавшие ему до вступления в брак, полученное в дар или в порядке наследования, а также вещи индивидуального пользования, за исключением драгоценностей и других предметов роскоши.

Из этого следует, что

юридически значимым обстоятельством при решении вопроса об отнесении имущества к общей собственности супругов является то, на какие средства (личные или общие) и по каким сделкам (возмездным или безвозмездным) приобреталось имущество одним из супругов во время брака. Приобретение имущества в период брака, но на средства, принадлежавшие одному из супругов лично, исключает такое имущество из режима общей совместной собственности.

Таким образом, доли сторон в праве собственности на квартиру подлежали определению пропорционально вложенным личным средствам ответчика и совместным средствам сторон, указал ВС. Судебные инстанции это не учли, что повлекло за собой вынесение незаконных постановлений (определение № 45-КГ16-16).

С полным текстом обзора судебной практики Верховного суда №2 (за 2017 год) можно ознакомиться здесь.

Статья 256. Общая собственность супругов

1. Имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества.

2. Имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступляения в брак, а также полученное одним из супругов во время брака в дар или в порядке наследования, является его собственностью.

Вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и т.п.), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши, хотя и приобретенные во время брака за счет общих средств супругов, признаются собственностью того супруга, который ими пользовался.

Имущество каждого из супругов может быть признано судом их совместной собственностью, если будет установлено, что в течение брака за счет общего имущества супругов или личного имущества другого супруга были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества (капитальный ремонт, реконструкция, переоборудование и т.п.). Настоящее правило не применяется, если договором между супругами предусмотрено иное.

Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, принадлежащее автору такого результата (статья 1228), не входит в общее имущество супругов. Однако доходы, полученные от использования такого результата, являются совместной собственностью супругов, если договором между ними не предусмотрено иное.

3. По обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество, находящееся в его собственности, а также на его долю в общем имуществе супругов, которая причиталась бы ему при разделе этого имущества.

4. Правила определения долей супругов в общем имуществе при его разделе и порядок такого раздела устанавливаются семейным законодательством.

Комментарий к Ст. 256 ГК РФ

1. Общая собственность супругов является разновидностью совместной собственности . Отношения собственности супругов регламентируют нормы СК РФ, а также ряд норм ГК РФ (ст. ст. 244, 253 — 256).

———————————
Федеральным законом могут быть установлены и другие виды совместной собственности. Так, в самом Гражданском кодексе РФ указывается на совместную собственность членов крестьянского фермерского хозяйства (ст. ст. 257, 258). Кроме того, в совместной собственности находится имущество общего пользования, приобретенное или созданное садоводческим, огородническим или дачным некоммерческим товариществом (см. ст. 4 Федерального закона от 15 апреля 1998 г. N 66-ФЗ «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан»).

2. Совместной собственностью супругов является имущество, нажитое во время брака. При этом не имеет значения, приобретено ли оно супругами возмездно или безвозмездно.

В п. 2 ст. 34 СК РФ дается примерный перечень «источников» возникновения права совместной собственности супругов: к имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и др.). Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

3. Важно подчеркнуть, что общим имуществом супругов является приобретенное за счет их общих доходов или безвозмездно движимое и недвижимое имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено. Так, решением Пресненского районного суда г. Москвы от 24 декабря 1999 г. произведен раздел совместно нажитого С. и Д. имущества. При этом С. выделено имущество на сумму 41009 рублей, а Д. — на сумму 40350 рублей; с С. в пользу Д. взыскана компенсация в размере 279 рублей за превышение его доли в совместно нажитом имуществе. Кроме того, за Д. признано право собственности на земельный участок размером 0,1 га в деревне Поздняково Можайского района Московской области.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 июля 2000 г. решение суда оставлено без изменения.

Президиум Московского городского суда 26 июля 2001 г. протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ об отмене судебных решений оставил без удовлетворения.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ 12 февраля 2002 г. протест заместителя Председателя ВС РФ, в котором ставился вопрос об отмене судебных постановлений в части признания за Д. права собственности на земельный участок в деревне Поздняково, удовлетворила по следующим основаниям.

В силу требований семейного законодательства к общему имуществу супругов относится имущество, приобретенное за счет общих доходов; имущество, полученное одним из супругов во время брака по безвозмездной сделке, является его собственностью (ст. ст. 34, 36 СК).

Разрешая дело в оспоренной части и признавая за Д. право собственности на земельный участок, суд исходил из того, что эта площадь выделена ей решением Синичинского сельсовета от 14 июня 1991 г. для ведения садово-огороднического хозяйства с возможностью строительства хотя и в период брака, но бесплатно, поэтому данный участок не является общим имуществом сторон и не подлежит разделу. 21 октября 1992 г. Д. выдано свидетельство о праве собственности на землю, и она является собственником участка, о котором возник спор.

С таким выводом суда согласился Президиум Московского городского суда.

Между тем в соответствии со ст. 34 СК РФ общим имуществом супругов является нажитое ими в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

Местными органами исполнительной власти земельные участки гражданам для садоводства и огородничества выделялись с учетом семьи бесплатно. В таком же порядке в 1991 г. получен участок в деревне Поздняково и Д., состоявшей в то время в браке с С. Поэтому исключение судом земельного участка в деревне Поздняково из состава совместно нажитого С. и Д. имущества со ссылкой на то, что он получен Д. по безвозмездной сделке и является ее личной собственностью, противоречит ст. 34 СК РФ и нарушает права заявителя.

Как указал Президиум Московского городского суда, суд первой инстанции произвел раздел находящихся на спорном земельном участке строений и при этом передал их в собственность Д., компенсировав С. половину стоимости данных строений другим имуществом. Однако это не подтверждает правильность исключения земельного участка из состава совместно нажитого сторонами имущества, а также не лишает возможности его раздела в соответствии с действующим семейным законодательством.

Учитывая изложенное, судебные постановления в части признания за Д. права собственности на земельный участок размером 0,1 га в деревне Поздняково Можайского района Московской области нельзя признать законным, поэтому они в этой части подлежат отмене.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ решение Пресненского районного суда г. Москвы, определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда и постановление Президиума Московского городского суда в части признания за Д. права собственности на земельный участок размером 0,1 га в деревне Поздняково Можайского района Московской области отменила и дело в этой части направила на новое рассмотрение. (Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 12 февраля 2002 г. ).

———————————
Бюллетень ВС РФ. 2002. N 9. С. 7.

Автомобили, квартиры и другое имущество чаще всего оформляются на одного из супругов. Если, однако, это имущество признается нажитым в период брака, то оно является совместной собственностью.

В судебной практике неоднократно рассматривались споры, связанные с льготным приобретением имущества. Так, в Определении Судебной коллегии по гражданским делам от 10 февраля 1997 г. указывалось на то, что автомобиль, выделенный по льготной цене одному из супругов по месту работы как поощрение за добросовестный труд, подлежит включению в общее имущество супругов при разрешении судом спора о разделе этого имущества .

———————————
Бюллетень ВС РФ. 1997. N 6. С. 10.

В Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за III квартал 2002 г. по гражданским делам (утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 4 декабря 2002 г.) рассматривается вопрос: подлежат ли включению в состав совместной собственности супругов акции, приобретенные одним из супругов при приватизации предприятия по льготной подписке?

———————————
Бюллетень ВС РФ. 2003. N 3. С. 10.

В ответе указано, что в соответствии с п. 2 ст. 34 СК РФ к имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья или иного повреждения здоровья, и др.). Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

Таким образом, если эти ценные бумаги были получены супругом в результате его трудового участия на приватизированном предприятии в период брака, то они являются совместным имуществом супругов. Если же они были приобретены хотя и во время брака, но на личные средства супруга, принадлежавшие ему до вступления в брак, или причитаются ему за трудовое участие в работе предприятия до вступления в брак, они не должны включаться в общее имущество супругов, так как не были нажиты ими в период брака.

4. В п. 3 ст. 34 СК РФ содержится традиционное правило о праве на общее имущество супругов, не имеющих самостоятельных доходов по уважительным причинам. При этом Кодекс не дает исчерпывающий перечень таких причин, называя только две: 1) ведение домашнего хозяйства и 2) уход за детьми. Представляется, что уважительными причинами следует считать отсутствие самостоятельного дохода в связи с болезнью, учебой, срочной службой в Вооруженных Силах РФ и т.п.

5. Наряду с имуществом, принадлежащим супругам на праве общей собственности, каждому из супругов принадлежит на праве единоличной (индивидуальной) собственности то или иное имущество. Состав и количество такого имущества зависят от разных юридических фактов.

Имущество, принадлежащее каждому из супругов (раздельное имущество), делится (может делиться) на три части.

Во-первых, добрачное имущество, т.е. имущество, приобретенное до заключения брака. Важно отметить, что также не является общим совместным имущество, приобретенное хотя и во время брака, но на личные средства одного из супругов, принадлежавшие ему до вступления в брак .

———————————
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака».

Во-вторых, имущество, приобретенное во время брака в дар или в порядке наследования.

Сам по себе факт приобретения имущества безвозмездно не означает, что оно принадлежит тому из супругов, который «принес его в дом» (это подтверждается приводившимися примерами из судебной практики). Вещь принадлежит одному, если она подарена именно ему (а не обоим супругам), если наследником был именно он (а не оба супруга). В ряде случаев определить, подарена ли вещь супругам или одному из них, достаточно сложно (требуется учитывать обстоятельства конкретного дела).

Особо следует сказать о квартире, которая получена во время брака в собственность одного из супругов в порядке приватизации. Поскольку это произошло при отказе другого супруга от участия в приватизации (отказе стать сособственником), постольку жилое помещение признается собственностью супруга, заключившего договор о приватизации жилья.

Государственные и иные награды также относятся к раздельному имуществу.

В-третьих, индивидуальное имущество, т.е. вещи индивидуального пользования, в том числе и приобретенные за счет общих средств. В законе называются только одежда и обувь и не дается исчерпывающий перечень такого имущества. Вместе с тем очевидно, что к таким вещам следует отнести и белье, и предметы личной гигиены, и другое имущество, в нормальных условиях предназначенное для использования только одним лицом.

Исключение из данного правила составляет лишь имущество, относящееся к драгоценностям и иным предметам роскоши (оценочные категории — вопрос об отнесении тех или иных предметов к названным объектам решается с учетом конкретных обстоятельств дела).

6. Когда в законе (абз. 3 п. 2 комментируемой статьи; воспроизведено в ст. 37 СК) говорится о возможности признания совместной собственностью имущества одного из супругов, то, как правило, речь идет о принадлежащем одному из супругов недвижимом имуществе: жилой дом, квартира, гараж, предприятие, речное судно и т.д. Конечно, и движимая вещь может быть признана совместной собственностью (например, автомобиль).

Для признания такого имущества объектом общей собственности супругов необходимо наличие обстоятельств двух видов — технического и юридического.

К техническому относится осуществление реконструкции, капитального ремонта, переоборудования, надстройки и т.п.

К юридическому следует отнести признание судом увеличения стоимости объекта за счет вышеназванных технических обстоятельств. На практике суды учитывают только существенное увеличение стоимости имущества.

Как верно отмечает Л.Г. Кузнецова, речь идет о «переводе» самого имущества из разряда раздельного в число общего, совместного. При этом неправильно относить к совместной собственности супругов не саму вещь, стоимость которой увеличилась в результате произведенных в нее вложений, а лишь часть вещи, соответствующую сумме, на которую увеличилась ее стоимость .

———————————
См.: Кузнецова Л.Г. Некоторые вопросы практики применения законодательства о раздельном и совместном имуществе супругов // Законодательство о браке и семье и практика его применения. Свердловск, 1989. С. 47.

7. Нормы, установленные в комментируемой статье, диспозитивные — иное может быть установлено соглашением супругов. С учетом этого законом различается законный режим имущества супругов (ст. ст. 33 — 39 СК) и договорный режим имущества супругов (ст. ст. 40 — 44 СК).

Соглашение супругов, о котором говорится в комментируемой статье, именуется брачным договором.

В соответствии со ст. 40 СК РФ брачным договором признается соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющее их имущественные права и обязанности в браке и (или) в случае его расторжения.

Советское законодательство не предусматривало заключения брачных договоров. Российское (постсоветское) законодательство вплоть до 1 января 1995 г., т.е. до вступления в силу части первой ГК РФ, в том числе и комментируемой статьи, также не регулировало соответствующие отношения.

8. Предусмотренная Гражданским, а затем и Семейным кодексом РФ возможность заключения брачного договора свидетельствует о некотором распространении диспозитивности в семейном законодательстве. Супруги обладают свободой выбора варианта поведения, имеют возможность осуществлять свою правосубъектность и свои субъективные права по своему усмотрению .

———————————
См.: Постатейный комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации и Федеральному закону «Об опеке и попечительстве» / Под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2010. С. 36 — 39.

Безусловно, супруги могут не заключать брачный договор, и в этом случае все имущественные отношения между ними регулируются императивными (общеобязательными) нормами СК РФ (ст. ст. 33 — 39, 89 — 92).

Если же супруги заключили брачный договор, то часть имущественных отношений, складывающихся между ними, регулируется этим договором. Например, при разделе имущества между супругами в судебном порядке суд будет исходить из соответствующих положений договора, и правила, предусмотренные ст. ст. 38 и 39 СК РФ, применяться не будут.

9. Самим фактом включения ст. 40 в СК РФ (вслед за п. 1 ст. 256 ГК и п. 1 ст. 33 СК) провозглашается право супругов заключить брачный договор. По сути же содержание статьи сводится к определению брачного договора (дефинитивная норма). При этом в дефиницию включены следующие признаки:

— во-первых, брачный договор — соглашение;

— во-вторых, субъектный состав соглашения — лица, вступающие в брак (предполагающие вступить в брак) или уже вступившие в брак (супруги);

— в-третьих, направленность соглашения — определение имущественных прав и обязанностей супругов.

Как известно, определение какого-то понятия должно охватывать его существенные признаки. С учетом этого обстоятельства любое определение в некоторой степени условно, неполно. Условность определения брачного договора состоит в том, что направленность (содержание) его дана излишне широко. Брачным договором можно определить не все, а только часть прав и обязанностей супругов.

Анализ норм Гражданского и Семейного кодексов РФ позволяет сделать вывод, что брачный договор не является чем-то уникальным. Напротив, он — один из видов гражданско-правового договора. Обоснованием данного утверждения может служить следующее. Сама возможность заключения брачного договора предусматривается в ГК РФ. Изменение и расторжение брачного договора производятся по основаниям и в порядке, также установленным нормами ГК РФ для изменения и расторжения договора (п. 2 ст. 43 СК). Аналогичного указания на заключение брачного договора в СК РФ нет. Это упущение в значительной степени нивелируется правилом, содержащимся в ст. 4 СК РФ: к отношениям, регулируемым семейным законодательством, в субсидиарном порядке применяется гражданское законодательство постольку, поскольку это не противоречит существу семейных отношений.

Так как брачный договор является одним из видов гражданско-правового договора, то регламентация отношений, связанных с брачным договором, может осуществляться исключительно Российской Федерацией (ст. 71 Конституции РФ). Субъекты Федерации вправе принимать акты по семейному законодательству (ст. 72 Конституции РФ), однако издание актов, содержащих нормы, касающиеся брачного договора, неправомерно .

———————————
О роли ГК РФ в регулировании рассматриваемых отношений будет неоднократно говориться и далее в настоящей работе. Однако, думается, и сказанного достаточно, для того чтобы усомниться в справедливости утверждения, в соответствии с которым «ссылка на ст. 256 ГК в брачном договоре, заключенном после 1 января 1996 г., неверна, поскольку с этой даты вопросы, связанные с брачным договором, урегулированы специальным законодательством (ст. ст. 40 — 44, 46 СК РФ)» (Брачный договор как способ регулирования имущественных отношений супругов // Нотариус. 1997. N 1).

Следует обратить внимание на то, что в отличие от законодательства ряда государств российское законодательство предусматривает возможность заключения рассматриваемого соглашения только по поводу имущества (имущественных прав). Недействительными будут положения брачного договора, регламентирующие личные взаимоотношения супругов.

Кроме брачного договора регулирование имущественных отношений между супругами может осуществляться соглашениями о разделе общего имущества супругов (п. 2 ст. 38 СК) и об уплате алиментов (ст. 99 СК). По совместному заявлению супругов нотариус выдает свидетельство о праве собственности на долю в общем имуществе . Супруги могут совершать и иные сделки .

———————————
На самом деле нотариус выдает документ (свидетельство) о наличии доли в праве общей собственности, но не о праве собственности на долю. Право одно, и принадлежит оно обоим супругам, но у каждого из них есть доля в праве.

Статья Е.А. Чефрановой «Порядок и условия совершения сделок между супругами» включена в информационный банк согласно публикации — Проблемы гражданского, семейного и жилищного законодательства: Сборник статей / Отв. ред. В.Н. Литовкин. Городец, 2005.

См. об этом: Чефранова Е.А. Порядок и условия совершения сделок между супругами // Нотариус. 2005. N 1. С. 15 — 25; Титаренко Е.П. Понятие и характеристика соглашений в семейном праве // Семейное и жилищное право. 2005. N 2. С. 7 — 9.

10. Квалификация брачного договора в качестве одного из гражданско-правовых договоров позволяет сделать важный практический вывод: поскольку это не противоречит нормам Семейного кодекса РФ и существу семейных отношений, постольку к брачному договору применяются нормы гражданского законодательства о сделках, об исполнении обязательств и т.д. Это в полной мере относится и к заключению брачного договора.

Соглашение между супругами должно заключаться в соответствии с нормами гражданского законодательства, обеспечивающими свободу договора (ст. 421 ГК). Супруги либо будущие супруги вправе (но не обязаны) заключить брачный договор. Понуждение к заключению договора не допускается (п. 1 ст. 421 ГК). Вряд ли, однако, можно согласиться со следующим утверждением: «Брачный договор основан на равенстве сторон и предполагает свободу выбора партнера при его заключении» . Как известно (это отмечают и авторы процитированной работы), брачный договор отличается особым субъектным составом .

———————————
Реутов С.И., Закалина И.С. Брачный договор. Пермь, 2000. С. 6.

Условия брачного договора определяются по усмотрению сторон (п. 4 ст. 421 ГК). Однако договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иным правовым актом (императивным нормам), действующим на момент заключения данного договора (ст. 422 ГК).

11. Из ст. 41 СК РФ следует, что брачный договор может быть заключен как до вступления в брак, так и во время существования брачных отношений. Нотариально оформленное соглашение, заключенное мужчиной и женщиной до вступления в брак, вступает в силу только после регистрации брака. В тех случаях, когда стороны, будучи супругами (независимо от того, сколько времени прошло с момента заключения брака), решили определить свое имущественное положение, соглашение вступает в силу с момента нотариального оформления.

Итак, брачный договор могут заключать:

— супруги, т.е. лица, состоящие в зарегистрированном браке. Брак заключается в органах записи актов гражданского состояния и считается заключенным со дня государственной регистрации заключения брака (ст. ст. 10, 11 СК);

— лица, вступающие в брак. Брачный договор имеют возможность заключить только лица, собирающиеся или могущие стать супругами.

Как отмечалось, брачный договор есть вид гражданско-правового договора. Однако при сравнении круга субъектов, совершающих гражданско-правовые сделки в соответствии с ГК РФ и имеющих право заключить брачный договор, обнаруживаются существенные различия. Брачный договор могут заключить только граждане. И поскольку брак заключают мужчина и женщина (п. 1 ст. 12 СК), постольку и брачный договор могут заключить соответствующие лица.

По общему правилу брачный договор могут заключить лица, достигшие брачного возраста, т.е. 18 лет (п. 1 ст. 12, п. 1 ст. 13 СК); вместе с тем органы местного самоуправления могут по просьбе лиц, желающих вступить в брак, разрешить заключение брака лицам, достигшим 16-летнего возраста. Допустимо это при наличии уважительных причин. Законами субъектов Российской Федерации могут быть установлены порядок и условия, при наличии которых вступление в брак в виде исключения с учетом особых обстоятельств может быть разрешено до достижения возраста 16 лет (п. 2 ст. 13 СК) . Следовательно, с точки зрения формальной логики с момента получения соответствующего разрешения возможно и заключение брачного договора. Однако в данном случае нет совпадения юридической логики с формальной. Дело в том, что в силу п. 2 ст. 21 ГК РФ в случае, когда законом допускается вступление в брак до достижения 18 лет, гражданин, не достигший 18-летнего возраста, приобретает дееспособность в полном объеме со времени вступления в брак. Стало быть, в соответствующих случаях до регистрации брака заключить брачный договор невозможно, поскольку гражданин еще не обладает необходимым объемом дееспособности .

———————————
См.: Постатейный комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации и Федеральному закону «Об опеке и попечительстве» / Под ред. П.В. Крашенинникова. С. 57 — 59.

Поэтому нельзя согласиться с утверждением, в соответствии с которым несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет могут с согласия родителей до вступления в брак заключить брачный договор (см.: Толстикова О.М. Правовая природа брачного договора в российском праве: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2006. С. 102 — 103). Кроме сказанного следует учесть и то, что заключение брачного договора с согласия родителей противоречит сути этого соглашения.

В соответствии с гражданским законодательством при наличии определенных условий и в установленном порядке может быть признан полностью дееспособным (эмансипированным) гражданин, достигший 16-летнего возраста (ст. 27 ГК). Однако эмансипация никак не сказывается на возможности вступать в брак и заключать брачный договор. С гражданско-правовой точки зрения такой гражданин полностью дееспособен, а с позиций семейного права он еще не достиг брачного возраста (ст. 13 СК). Заключение брачного договора в этом случае не допускается . Если, конечно, такому (эмансипированному) гражданину не снижен брачный возраст, и он не вступил в брак. Но и в этом случае возможность заключить брачный договор появляется не в связи с эмансипацией, а вследствие вступления в брак до достижения 18 лет.

Монография Б.М. Гонгало, Т.И. Зайцевой, П.В. Крашенинникова, Е.Ю. Юшковой, В.В. Яркова «Настольная книга нотариуса» (В двух томах) (том II) включена в информационный банк согласно публикации — Волтерс Клувер, 2004 (издание 2-е, исправленное и дополненное).

В юридической литературе имеется и противоположная точка зрения. См., например: Пчелинцева Л.М. Семейное право России: Учебник для вузов. М., 1999. С. 203; Реутов С.И., Закалина И.С. Указ. соч. С. 10 — 11; Настольная книга нотариуса: В 2 т. 2-е изд., испр. и доп. М., 2003. Т. 2: Учебно-методическое пособие. С. 158; Гражданское право: Учебник: В 3 т. 4-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: Проспект, 2004. Т. 3. С. 433.

Гражданское законодательство предусматривает возможность ограничения судом гражданина в дееспособности, если вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами он ставит свою семью в тяжелое материальное положение. Такой гражданин может самостоятельно совершать только мелкие бытовые сделки. Другие сделки он совершает с согласия попечителя (ст. 30 ГК). Понятно, что заключение брачного договора не относится к числу мелких бытовых сделок. Возможность заключения брачного договора с согласия попечителя противоречила бы существу соответствующих отношений. Следовательно, лица, ограниченные в дееспособности, не могут заключать брачный договор.

Брачный договор относится к сделкам, которые по своему характеру могут быть совершены только лично. Поэтому заключение брачных договоров через представителей недопустимо .

Монография Б.М. Гонгало, Т.И. Зайцевой, П.В. Крашенинникова, Е.Ю. Юшковой, В.В. Яркова «Настольная книга нотариуса» (В двух томах) (том II) включена в информационный банк согласно публикации — Волтерс Клувер, 2004 (издание 2-е, исправленное и дополненное).

Об этом см., например: Пчелинцева Л.М. Указ. соч. С. 204; Реутов С.И., Закалина И.С. Указ. соч. С. 10; Настольная книга нотариуса. С. 156.

12. Не могут стать сторонами брачного договора лица, заключение брака между которыми не допускается. К их числу относятся:

— лица, из которых хотя бы одно уже состоит в зарегистрированном браке;

— близкие родственники. Ими признаются родственники по прямой восходящей и нисходящей линии (родители и дети, дедушки, бабушки и внуки), полнородные и неполнородные (имеющие общих отца или мать) братья и сестры;

— усыновители и усыновленные;

— лица, из которых хотя бы одно признано судом недееспособным вследствие психического расстройства (ст. 14 СК).

В юридической литературе некоторое распространение получило мнение о том, что заключить брачный договор могут лишь лица, подавшие заявления в органы записи актов гражданского состояния.

В качестве обоснования такой позиции приводятся аргументы, которые условно можно разделить на соображения формально-юридического характера и обстоятельства содержательного свойства. В частности, указывается на то, что «исходя из смысла норм гл. 3 СК РФ вступающими в брак можно считать после подачи ими заявления в органы загса». Кроме того, утверждается, что заключение брачного договора теми, «кто не имеет в данный момент намерения регистрировать брак, породит правовую неопределенность». И при этом проводится аналогия с предварительным договором (ст. 429 ГК) .

———————————
См.: Сосипатрова Н.Е. Брачный договор: правовая природа, содержание, прекращение // Государство и право. 1999. N 3. С. 76.

Такая точка зрения представляется ошибочной.

Во-первых, закон (СК РФ) не содержит требования о том, что до заключения брачного договора надо подать заявление о регистрации брака.

Во-вторых, заключение брачного договора до заключения брака ничего не порождает. Сам по себе он юридический нуль. Лишь в совокупности с таким юридическим фактом, как регистрация брака, брачный договор порождает права и обязанности, им (договором) предусмотренные. (Правовые последствия порождаются юридическим составом.) Между моментом заключения брачного договора и вступлением его участников в брак может пройти сколько угодно времени. Продолжительность этого периода (неделя, месяц, год, пять лет) юридического значения не имеет.

Брак вообще может быть и не заключен. В этом случае брачный договор так и останется юридическим нулем.

В-третьих, сравнение брачного договора, заключенного до регистрации брака, с предварительным договором представляется некорректным хотя бы потому, что предварительный договор порождает права и обязанности и, следовательно, нужно установить срок их реализации (исполнения), а также последствия неисполнения в течение определенного времени, а брачный договор, заключенный до регистрации брака, сам по себе правовых последствий не влечет. Коль скоро на его основе не возникают права и обязанности, то не может быть и правовой неопределенности, если брак не заключается длительное время или не будет заключен вовсе.

Все эти рассуждения не имели бы никакого смысла, если бы сторонники рассматриваемой позиции не делали далеко идущие выводы. Так, Н.Е. Сосипатрова полагает, что договор, заключенный лицами, не подавшими заявления о регистрации брака, является «ничтожной сделкой (с пороком субъектного состава), которая не порождает и не может породить правовых последствий, если в будущем брак не будет зарегистрирован». В случае, когда лица, заключившие договор, отказались от регистрации брака, предлагается рассматривать договор как прекратившийся .

Как следует из вышеизложенного, такие утверждения не основаны на законе. Более того, они противоречат закону. Также вызывает недоумение квалификация сделки в качестве ничтожной под условием («если брак не будет зарегистрирован»). Так не бывает. При наличии установленных законом оснований сделка ничтожна независимо от признания ее таковой судом; ничтожная сделка не влечет никаких правовых последствий: она недействительна с момента ее совершения (ст. ст. 166 — 167 ГК).

Достаточно широко распространена в юридической науке точка зрения, в соответствии с которой брачный договор, заключенный до регистрации брака, представляет собой условную сделку , «он считается заключенным под отлагательным условием» . Таковой считается сделка, если стороны поставили возникновение или прекращение прав и обязанностей в зависимость от обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит оно или не наступит (ст. 157 ГК).

———————————
См., например: Антокольская М.В. Семейное право. М., 1996. С. 167.

Гражданское право: Учебник: В 3 т. Т. 3. С. 431 — 432.

Поскольку заключение брака зависит от воли лиц, ранее заключивших брачный договор, постольку оно (заключение брака) не может считаться «обстоятельством, относительно которого неизвестно, наступит оно или не наступит». Следовательно, квалификация брачного договора в рассматриваемой ситуации в качестве условной сделки несостоятельна.

Как отмечалось ранее, брачные договоры облекаются в нотариальную форму. Однако договоры, заключенные с 1 января 1995 до 1 марта 1996 г. , имеют силу и без нотариального оформления. Объясняется это тем, что Гражданский кодекс РФ, впервые установивший возможность заключения брачного договора, не предусматривал обязательную нотариальную форму. Поэтому договор, заключенный супругами в простой письменной форме в указанный период, имеет юридическую силу (в части, не противоречащей положениям ст. 169 СК).

———————————
Даты вступления в силу соответственно части первой Гражданского и Семейного кодексов РФ.

13. Довольно часто в брачный договор включаются условия, касающиеся прав на недвижимое имущество (земельные участки, здания, сооружения, жилые и нежилые помещения и пр.) (ст. 130 ГК). Иногда такие объекты, принадлежавшие одному из супругов, признаются общим имуществом. Или, напротив, объект, находящийся в общей собственности, передается в собственность одного из супругов. Не исключен переход права собственности на недвижимость от одного из супругов к другому супругу. Закон не требует государственной регистрации таких сделок (ст. 164, а также ст. 131 ГК). Другое дело, что в соответствии с п. 2 ст. 8 ГК РФ права на имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают с момента регистрации соответствующих прав на него (если иное не установлено законом). Значит, в случае, когда брачный договор предусматривает переход прав на недвижимость, перераспределение прав и т.п., то соответствующие права подлежат государственной регистрации и считаются возникшими с момента такой регистрации.

В литературе высказывается и иное мнение. Например, в одном из учебников утверждается следующее: «Если брачный договор касается конкретного недвижимого имущества, то он подлежит государственной регистрации на основании п. 2 ст. 429 ГК или ст. 164 ГК и ст. 4 Закона о регистрации недвижимости. Выбор того или иного основания для регистрации зависит от содержания брачного договора. Если в нем решается вопрос об отчуждении конкретной недвижимости в силу самого брачного договора, то тогда он сам является сделкой с недвижимым имуществом, которая подлежит регистрации на основании ст. 164 ГК. Однако судьба объекта недвижимости может быть приурочена к договору о его приобретении или отчуждении, который должен быть заключен в будущем. Тогда брачный договор, по сути, станет предварительным договором, который, как известно, должен быть заключен в той же форме, что и окончательный договор» .

———————————
Гражданское право: Учебник: В 3 т. Т. 3. С. 433.

Такая позиция представляется весьма спорной. Кроме ранее сказанного о государственной регистрации прав на недвижимое имущество следует обратить внимание на то, что далеко не все сделки с недвижимостью подлежат государственной регистрации. В силу ст. 164 ГК РФ сделки с недвижимым имуществом подлежат государственной регистрации в случаях и порядке, предусмотренных законом. Так должен регистрироваться договор продажи жилого помещения (п. 2 ст. 558 ГК), договор аренды недвижимости, если иное не предусмотрено законом (п. 2 ст. 609 ГК). Закон не требует государственной регистрации брачного договора (другое дело, что, как отмечалось, регистрируются права на недвижимость, им устанавливаемые, изменяемые и т.д.).

Что же касается ситуации, когда брачный договор, по сути, станет «предварительным договором, который, как известно, должен быть заключен в той же форме, что и окончательный договор», то это утверждение само по себе, безусловно, верное. Но причем здесь государственная регистрация?! Понятие «форма сделок» не включает в себя государственную регистрацию (см. ст. ст. 158 — 165 ГК).

Итак, брачный договор не подлежит государственной регистрации.

На первый взгляд рассматриваемая проблема имеет сугубо теоретическое значение. На самом же деле она прежде всего практического свойства. Если согласиться с тем, что брачный договор подлежит государственной регистрации, то придется констатировать, что права и обязанности сторон возникают только с момента такой регистрации (п. 3 ст. 433 ГК). Это не так. Только права на недвижимость из брачного договора подлежат государственной регистрации.

14. Гражданско-правовой характер брачного договора не означает отсутствия специфических черт, свойственных только этому типу соглашений, позволяющих отличать его от всех прочих гражданско-правовых сделок. Существование этих особых черт (признаков) брачного договора обусловлено особым субъектным составом данного соглашения и его направленностью или, говоря в более общем плане, спецификой семейных отношений. Общее правило, изложенное в п. 4 ст. 421 ГК РФ: «условия договора определяются по усмотрению сторон», конкретизируется в ст. 42 СК РФ указанием предмета и субъектов соглашения. В соответствии с п. 1 ст. 42 СК РФ брачным договором супруги вправе изменить установленный законом режим совместной собственности, установить режим совместной, долевой или раздельной собственности на все семейное имущество, на его отдельные виды или на имущество каждого. Супруги вправе определить в брачном договоре свои права и обязанности по взаимному содержанию, способы участия в доходах друг друга, порядок несения каждым из них семейных расходов; определить имущество, которое будет передано каждому из них в случае расторжения брака, а также включить в брачный договор любые иные положения, касающиеся их имущественных отношений.

Предметом брачного договора может быть как уже нажитое имущество, так и то, которое будет нажито супругами в будущем. Возможно включение в предмет соглашения и условий по поводу имущества, принадлежащего только одному из супругов.

Не исключено и заключение брачного договора, содержание которого сводится к регулированию отношений по поводу имущества каждого (или одного) из супругов. Например, заключается брачный договор, предусматривающий, что все имущество, принадлежавшее каждому из супругов до заключения брака, признается их общей совместной собственностью, или устанавливающий, что отдельные виды имущества каждого из супругов (допустим, объекты недвижимости) поступают в общую совместную собственность. Брачным договором можно предусмотреть также переход в общую совместную (или общую долевую) собственность имущества, принадлежащего одному из супругов. Например, стороны могут договориться о передаче в общую собственность (долевую или совместную) квартиры, принадлежащей одному из супругов.

По правовой природе такого рода соглашения в ряде случаев схожи с договором дарения или мены. Но поскольку возможность их заключения установлена Семейным кодексом РФ и они квалифицируются в качестве брачных договоров, то нормы гражданского законодательства о дарении или мене в данном случае не применяются .

Монография Б.М. Гонгало, Т.И. Зайцевой, П.В. Крашенинникова, Е.Ю. Юшковой, В.В. Яркова «Настольная книга нотариуса» (В двух томах) (том II) включена в информационный банк согласно публикации — Волтерс Клувер, 2004 (издание 2-е, исправленное и дополненное).

По мнению Т.И. Зайцевой, «изменить режим раздельной совместной собственности супругов на общую собственность (как долевую, так и совместную) брачным договором нельзя». В качестве обоснования указано, что ст. 42 СК РФ противоречит ст. 256 ГК РФ, а в силу ст. 3 ГК РФ нормы гражданского права, содержащиеся в других законах помимо самого ГК РФ, должны соответствовать данному Кодексу и не могут ему противоречить (см.: Настольная книга нотариуса. С. 158 — 159). Хотелось бы присоединиться к этой точке зрения, да нельзя. Действительно, ст. 42 СК РФ несколько «подправляет» правило ст. 256 ГК РФ. Но Гражданский и Семейный кодексы обладают одинаковой юридической силой: и тот, и другой — федеральные законы. Поэтому, к сожалению, ГК РФ в этой сфере не обладает приоритетом.

Вместе с тем иногда заключаются «брачные договоры», предусматривающие переход имущества, принадлежащего одному из супругов, в собственность другого супруга. Например, жилое помещение, приобретенное одним из супругов до заключения брака, по «брачному договору» передается в собственность другого супруга. Как представляется, такая сделка является недействительной. В силу п. 2 ст. 170 ГК РФ притворная сделка, т.е. сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. В приведенном примере стороны в действительности имели в виду дарение, т.е. безвозмездную передачу вещи в собственность супруга (ст. 572 ГК). Следовательно, такой «брачный договор» является ничтожной сделкой, а к сделке, которую стороны действительно имели в виду (к дарению), с учетом существа сделки применяются относящиеся к ней нормы (п. 2 ст. 170 ГК), т.е. нормы о дарении (ст. ст. 572 — 581 ГК).

Сказанное, однако, не означает недопустимости перехода в силу брачного договора имущества одного из супругов в собственность другого супруга. Если соглашением супругов регулируются имущественные отношения между ними и в том числе предусматривается передача имущества, принадлежащего одному из супругов, другому супругу, то такое соглашение представляет собой брачный договор, соответствующий требованиям закона. Если же содержание договора исчерпывается только обязанностью передать имущество другому супругу (безвозмездно или взамен встречного предоставления), то такое соглашение признавать брачным договором нет оснований. К соответствующим соглашениям нормы законодательства о брачном договоре неприменимы. В этих случаях отношения сторон регулируются правилами о дарении, купле-продаже, мене и т.д.

В брачном договоре могут содержаться условия, касающиеся всего имущества (имеющегося и того, которое будет нажито в будущем). Но чаще супруги прибегают к брачному договору с целью определить правовой режим отдельных видов имущества (недвижимости, акций и т.д.). В таком случае имущество, не упомянутое в брачном договоре, является общей совместной собственностью супругов.

Учитывая значимость жилых помещений (жилых домов, частей жилых домов, квартир, частей квартир, комнат — ст. 16 ЖК), очень часто в брачные договора включают указания именно об этих объектах. Как представляется, кроме традиционных условий о признании жилых помещений общей собственностью, собственностью одного из супругов и подобных, в договор можно включать и иные пункты, в частности, предусмотренные жилищным законодательством. Так, в силу ч. 2 ст. 31 Жилищного кодекса РФ члены семьи собственника жилого помещения имеют право пользования данным жилым помещением наравне с собственником, если иное не установлено соглашением между собственником и членами его семьи. Например, соглашением супругов (в том числе брачным договором) может быть установлено, что супруг, вселяясь в квартиру, принадлежащую его супруге (предположим, она приобретена ею до брака), приобретает неравное с ней право пользования жилым помещением. Допустим, ему предоставляется право пользования только частью квартиры. В соответствии с ч. 4 ст. 31 ЖК РФ в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом семьи. Различного рода указания на этот счет могут включаться в брачный договор. Например, может устанавливаться, что бывший член семьи сохраняет право пользования жилищем, такое право сохраняется, но в ограниченном объеме или при наличии определенных условий, и т.д.

15. По общему правилу брачный договор является бессрочным, однако соглашение может носить срочный характер, т.е. заключаться на определенный срок, например, на пять или на 25 лет. Другое дело, что, устанавливая какие-либо сроки существования прав и обязанностей, предусматриваемых брачным договором, необходимо учитывать специфику того или иного права. Так, вещные права, как правило, являются бессрочными. Поэтому в брачном договоре не может быть установлено, что, например, какое-нибудь имущество переходит в собственность супруга (супруги), предположим, на пять лет (к сожалению, встречаются и такие «решения»). Вместе с тем договором можно установить, что право собственности на ту или иную вещь будет принадлежать, предположим, супруге, но по истечении определенного периода времени (и (или) при наличии определенных условий) данная вещь перейдет в общую совместную собственность супругов, или в общую долевую собственность супругов (и здесь же, в договоре, можно предусмотреть доли), или в собственность супруга. В отношении же обязательственных прав установление сроков существования ничем не ограничено. Например, можно установить, что несение семейных расходов осуществляется каждым из супругов поочередно в течение определенного времени (допустим, первые полгода их несет супруга, вторые полгода — супруг). Нельзя исключать даже возможность составления графиков.

16. Брачные договоры могут совершаться под условием, причем условия могут быть самыми разными. Думается, что в данном случае (п. 2 ст. 42 СК), когда говорится о возможности поставить возникновение или прекращение прав и обязанностей в зависимость от наступления или ненаступления определенных условий, имеются в виду не только условные сделки (в их обычном гражданско-правовом значении).

Во-первых, условия, включаемые в брачный договор, могут быть отлагательными или отменительными в том значении, которое вкладывается в эти понятия ст. 157 ГК РФ.

Договор считается совершенным под отлагательным условием, если супруги поставили возникновение прав и обязанностей в зависимость от обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит оно или не наступит. Например, супруги сохраняют режим общей совместной собственности на имеющуюся у них квартиру и договариваются о том, что в случае приобретения новой квартиры она станет собственностью супруги.

Договор считается заключенным под отменительным условием, если супруги поставили прекращение прав и обязанностей в зависимость от обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит оно или не наступит. Если, допустим, в приведенном примере супруги одновременно достигли соглашения о том, что квартира, имеющаяся на момент заключения договора и являющаяся общей совместной собственностью, с момента приобретения новой квартиры (которая станет собственностью супруги) переходит в собственность супруга . Данное условие — приобретение новой квартиры — является одновременно и отлагательным, и отменительным.

———————————
Разумеется, о моменте возникновения права собственности (и прекращения права общей собственности) в данном случае говорится очень условно. В силу п. 2 ст. 8 ГК РФ права на имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают с момента регистрации соответствующих прав на него, если иное не установлено законом. Право собственности на недвижимость, его возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в Едином государственном реестре учреждениями юстиции (п. 1 ст. 131 ГК). Следовательно, в данном примере квартира, находящаяся в общей собственности, станет собственностью супруга с момента внесения соответствующей записи в государственный реестр.

В тех случаях, когда наступлению условия недобросовестно воспрепятствовал один из супругов, которому наступление условия невыгодно, условие признается наступившим. Соответственно, если наступлению условия недобросовестно содействовал супруг, которому наступление условия выгодно, то условие признается ненаступившим.

Во-вторых, как представляется, стороны могут поставить возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей, предусматриваемых брачным договором, в зависимость от условий, наступление или ненаступление которых зависит от воли сторон.

17. Важно отметить, что Семейный кодекс РФ содержит лишь примерный перечень условий брачного договора, при этом указаны их пределы — только имущественные отношения. Недопустимо включение в договор условий о личных неимущественных отношениях. В литературе можно встретить рассуждения о возможности включения в договор условий, выходящих за рамки имущественных отношений . Так, нельзя согласиться с включением в брачный договор следующих положений: «Я… обязуюсь начать подготовку к поступлению в вуз, с тем чтобы в следующем году приступить к вечернему или заочному обучению по моему выбору»; «Я… намерена бросить курить, полагая, что эта привычка будет помехой для будущего материнства»; «Я… не намерен ограничивать самостоятельность жены, что не должно супругой пониматься как право злоупотреблять эмансипированностью» . Если такие условия будут включены в договор, то с юридической точки зрения в этой части он будет считаться недействительным, а практически стороны (или одна из сторон) будут введены в заблуждение.

———————————
В качестве курьеза авторы данного комментария в одной из работ, изданных ранее, приводили цитаты из «образца» брачного договора, содержащегося в довольно объемной книге, призванной служить «практическим пособием по юридической самозащите», где предлагается включить в договор положения о том, что супруг (супруга) «не курит… не злоупотребляет спиртными напитками и безусловно подчиняется запрету супруга (супруги) по их употреблению или ограничению… полностью удовлетворяет потребности супруга в сексуальной жизни по общепринятым медицинским нормам, в том числе способностью к зачатию детей, не менее трех, в течение пяти лет со дня подписания контракта… изучает французский язык… сохраняет супружескую верность, поскольку это не противоречит условиям данного контракта…». См. об этом: Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / Под ред. П.В. Крашенинникова и П.И. Седугина. М.: ИНФРА-М-НОРМА, 1997. С. 92.

Основные гражданско-правовые документы: Образцы / Сост. и авт. комментариев Э.М. Мурадьян. М.: Бек, 1997. С. 185.

Семейный кодекс содержит специальную норму, запрещающую ограничение прав и свобод супругов. Так, запрещается включение в договор ограничений правоспособности и дееспособности супругов. Поэтому следует признать неприемлемым включение в брачный договор, например, такого условия: «В настоящий момент мне, Иванову Ивану Ивановичу, предлагается работа в казино, где я прежде работал, но, уважая мнение супруги, которая к этому относится негативно, подтверждаю, что мои дальнейшие планы с работой в такого рода заведениях не связаны. Вместе с тем мое личное отношение к деятельности казино и к тем, кто занят трудом в них, остается положительным» .

———————————
Основные гражданско-правовые документы: Образцы / Сост. и авт. комментариев Э.М. Мурадьян. С. 186.

И дело не в словесной «оболочке» условия. Оно ограничивает правоспособность (ст. 18 ГК), что недопустимо. Согласно п. 3 ст. 22 ГК РФ сделки, направленные на ограничение правоспособности и дееспособности граждан, ничтожны.

Не допускается брачный договор, ограничивающий возможности супруга по обращению в суд за защитой своих прав как от третьих лиц, так и от другого супруга.

Права и обязанности супругов в отношении детей регулируются нормами Семейного кодекса РФ и иных законодательных актов. Основная часть этих норм — императивная, т.е. регулирование их договором не допускается.

Запрещается включение в договор условий, предусматривающих ограничение права нетрудоспособного нуждающегося супруга на получение содержания.

Не допускается кабальный брачный договор, т.е. соглашение, содержащее условия, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение. Как следует из ст. 179 ГК РФ, к таким соглашениям относится брачный договор, который один из супругов был вынужден заключить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другой супруг воспользовался.

Нельзя также заключать брачный договор, если его условия ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение (даже если нет таких признаков кабальной сделки, как совершение ее вследствие стечения тяжелых обстоятельств, чем другой супруг воспользовался). Если все-таки заключен такой брачный договор, то он может быть признан недействительным полностью или частично (ст. 44 СК).

Кроме того, брачный договор не должен противоречить основным началам семейного законодательства. В частности, в п. 4 ст. 1 СК РФ указано на то, что запрещаются любые ограничения прав граждан при вступлении в брак и в семейных отношениях по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

18. Регламентация оснований изменения и расторжения брачного договора содержится как в СК РФ, так и в ГК РФ. Безусловно, бесконфликтное изменение и расторжение договора возможны по взаимному согласию супругов. Действие брачного договора прекращается с момента прекращения брака, за исключением тех обязательств, которые предусмотрены брачным договором на период после прекращения брака. В соответствии со ст. 16 СК РФ брак прекращается вследствие смерти или объявления судом одного из супругов умершим. Кроме того, брак может быть прекращен путем его расторжения по заявлению одного или обоих супругов, а также по заявлению опекуна супруга, признанного судом недееспособным .

———————————
См.: Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации и Федеральному закону «Об опеке и попечительстве» / Под ред. П.В. Крашенинникова. С. 64 — 66.

Согласно ст. 43 СК РФ односторонний отказ от исполнения брачного договора не допускается. Один из супругов может требовать изменения или расторжения договора по решению суда при существенном нарушении договора вторым супругом, т.е. при нарушении договора одним из супругов, влекущем для другого ущерб, вследствие которого он в значительной степени лишается того, на что был вправе рассчитывать при заключении брачного договора.

Основанием для изменения или расторжения брачного договора является существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора (ст. 451 ГК).

Изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор был бы заключен на значительно отличающихся условиях или вообще не был бы ими заключен (например, стороны выяснили, что являются родственниками).

В тех случаях, когда супруги не достигли соглашения о расторжении или приведении договора в соответствие с существенно изменившимися обстоятельствами, договор может быть расторгнут либо изменен судом по требованию заинтересованной стороны при наличии одновременно четырех условий:

во-первых, в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет;

во-вторых, изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения;

в-третьих, исполнение договора настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора;

в-четвертых, из существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.

В случае расторжения брачного договора вследствие существенно изменившихся обстоятельств суд по требованию одного из супругов определяет последствия расторжения договора исходя из необходимости справедливого распределения между сторонами расходов, понесенных ими в связи с исполнением этого договора.

Кроме того, изменение договора в связи с существенным изменением обстоятельств допускается по решению суда в исключительных случаях, когда расторжение договора противоречит общественным интересам либо повлечет для сторон ущерб, значительно превышающий затраты, необходимые для исполнения договора на измененных судом условиях.

Соглашения об изменении или расторжении брачного договора совершаются в нотариальной форме. Если брачный договор был заключен без нотариального удостоверения в период с 1 января 1995 до 1 марта 1996 г., то его прекращение может быть осуществлено в простой письменной форме. Изменение такого договора без нотариального удостоверения возможно только при исключении из договора каких-либо условий. Внесение новых условий в договор потребует нотариального удостоверения, хотя конечно же предпочтительнее нотариальная форма во всех случаях изменения брачного договора.

19. В соответствии с п. 1 ст. 44 СК РФ брачный договор может быть признан судом недействительным полностью или частично по основаниям, предусмотренным ГК РФ для недействительности сделок. Кроме того, суд может признать брачный договор недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, если условия договора ставят этого супруга в крайне неблагоприятное положение.

Полагаем необходимым, прежде чем анализировать правовые нормы о признании брачного договора недействительным, остановиться на необходимых условиях брачного договора, — условиях действительности данного договора.

Имущественные права и обязанности супругов, указанные в брачном договоре, возникают при соблюдении следующих условий действительности договора:

во-первых, содержание брачного договора не должно противоречить закону. Недопустимы, в частности, соглашения, направленные на регламентацию личных неимущественных отношений, ограничение правоспособности и (или) дееспособности и т.д.;

во-вторых, супруги должны обладать правоспособностью и дееспособностью;

в-третьих, обязательно нотариальное оформление брачного договора;

в-четвертых, волеизъявление участника брачного договора должно соответствовать его действительной воле, т.е. должно быть правильное понимание соглашения, а его совершение должно быть добровольным.

Кроме того, если в договоре изменяется право на недвижимое имущество, то соответствующее право на основании Закона о регистрации недвижимости подлежит государственной регистрации в органах по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним по месту нахождения соответствующей недвижимости . Например, в брачном договоре предусматривается отчуждение супругом жилого помещения и, соответственно, приобретение этого помещения супругой. В таком случае право собственности у супруги возникает с момента государственной регистрации права.

———————————
См.: Комментарий к Федеральному закону «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» / Под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2007.

Следует иметь в виду, что при отступлении хотя бы от одного из названных условий брачный договор считается недействительным.

В соответствии с гражданским законодательством сделка, недействительная в силу признания ее таковой судом, признается оспоримой. Например, брачный договор, совершенный ограниченно дееспособными либо несовершеннолетними лицами в возрасте от 14 до 18 лет (ст. ст. 175 и 176 ГК), а также совершенный под влиянием насилия или угрозы (ст. 179 ГК).

Сделка, недействительная вне зависимости от судебного решения, является ничтожной. Например, брачный договор, совершенный с участием недееспособного (ст. 171 ГК); брачный договор, совершенный без намерения создать соответствующие правовые последствия (п. 1 ст. 170 ГК), либо брачный договор, нарушающий требование п. 3 ст. 42 СК РФ. В ст. 168 ГК РФ установлен принцип отнесения сделок (в том числе и брачного договора) к той или иной категории недействительности: если закон не указывает на оспоримость, то сделки, не соответствующие закону или иным правовым актам, признаются ничтожными.