Судом не дана оценка доказательств

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 15 декабря 2015 г. N 5-КГ15-178 Суд отменил апелляционное определение и направил на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции дело о взыскании вексельного долга и процентов, поскольку суд не дал оценку доводам сторон относительно наличия и действительности обязательства, явившегося основанием для выдачи векселей, не обсудил вопрос о добросовестности держателя векселей и не дал оценку возражениям ответчика, основанным на недобросовестности истца и отсутствии обязательств, лежащих в основе выдачи векселей и передачи их истцу

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Киселёва А.П., Асташова С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Михайлишина В.С. к обществу с ограниченной ответственностью «Константлайн», закрытому акционерному обществу «Омега» о взыскании вексельного долга и процентов по кассационной жалобе закрытого акционерного общества «Омега» на решение Люблинского районного суда г. Москвы от 17 декабря 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 марта 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В., выслушав представителей ЗАО «Омега» Неврева А.В. и Богданова В.М., поддержавших доводы кассационной жалобы, представителей Михайлишина В.С. — Быкову О.В. и Филичева Д.К., возражавших против удовлетворения жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Михайлишин В.С. обратился в суд с указанным выше иском, ссылаясь на то, что он является законным держателем двух простых векселей, выданных ЗАО «Омега» в 2011 году в городе Москве, в соответствии с которыми названное общество приняло на себя обязательство безусловно уплатить денежную сумму в размере . руб. по каждому векселю и проценты ООО «ФК «Энергоинвест» или по его приказу любому другому предприятию (лицу) по предъявлении векселя. Индоссантом по векселям является ООО «ФК «Энергоинвест», платежи по векселям обеспечены авалем ООО «Константлайн» и ООО «КБ «Банк БФТ».

В связи с тем, что обязательства по указанным выплатам ответчиками не исполнены, истец, основывая своё право на непрерывном ряде индоссаментов, в пределах срока вексельной давности просил суд взыскать солидарно с векселедателя ЗАО «Омега» и авалиста ООО «Константлайн» вексельный долг и проценты в общей сумме . руб. . коп., а также расходы на уплату государственной пошлины — . руб.

ЗАО «Омега» против иска возражало, ссылаясь на недобросовестность истца, обусловленную подложностью подписей, выполненных от имени векселедателя и индоссанта, и отсутствием каких-либо встречных обязательств, по которым могли быть выданы векселя.

Кроме того, ЗАО «Омега» был предъявлен встречный иск о признании векселей недействительными, в принятии которого судом отказано (т. 1, л.д. 108).

Решением Люблинского районного суда г. Москвы от 17 декабря 2014 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 марта 2015 г., иск удовлетворён.

В кассационной жалобе ЗАО «Омега» ставит вопрос об отмене принятых по делу судебных постановлений.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В. от 16 ноября 2015 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе и в возражениях на неё, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального и процессуального права были допущены судебными инстанциями при рассмотрении данного дела.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, Михайлишин В.С. является держателем простого векселя N . выданного от имени ЗАО «Омега» 31 августа 2011 г. в городе Москве, в соответствии с которым названное общество приняло на себя обязательство безусловно уплатить по векселю денежную сумму в размере . руб. и проценты в размере 14% годовых, начисляемые с даты составления векселя, непосредственно ООО «ФК «Энергоинвест» или по его приказу любому другому предприятию (лицу) по предъявлении векселя, но не ранее 1 сентября 2012 г. Он же является держателем простого векселя N . выданного от имени ЗАО «Омега» 30 декабря 2011 г. в городе Москве, в соответствии с которым названное общество приняло на себя обязательство безусловно уплатить по векселю денежную сумму в размере . руб. и проценты в размере 11% годовых, начисляемые с даты составления векселя, непосредственно ООО «ФК «Энергоинвест» или по его приказу любому другому предприятию (лицу) по предъявлении векселя, но не ранее 10 июня 2013 г. Индоссантом по векселям указано ООО «ФК «Энергоинвест», платежи по векселям обеспечены авалем ООО «Константлайн» и ООО «КБ «Банк БФТ» (т. 2, л.д. 20-22).

Разрешая данный спор, суд пришёл к выводу о том, что указанные выше векселя соответствуют установленной законом форме и содержат все обязательные реквизиты, позволяющие рассматривать их в качестве ценных бумаг. Обязательство по выплате суммы вексельного долга не исполнено ни прямым должником ЗАО «Омега», ни авалистами ООО «Константлайн» и ООО «КБ «Банк БФТ», право истца основано на непрерывном ряде индоссаментов (бланковый индоссамент ООО «ФК «Энергоинвест»), требования предъявлены в пределах срока вексельной давности.

Удовлетворяя иск, суд сослался на положения статьи 408 Гражданского кодекса Российской Федерации и положения статей 9, 30, 34, 70 Постановления ЦИК СССР и СНК СССР от 7 августа 1937 г. N 104/1341 «О введении в действие положения о переводном и простом векселе» (далее — Постановление о векселе).

Доводы ЗАО «Омега» о подложности подписей руководителей ЗАО «Омега» (векселедателя) и ООО «ФК «Энергоинвест» (идоссанта) судом отвергнуты со ссылкой на заключение судебной почерковедческой экспертизы от 18 ноября 2014 г., согласно которому подпись руководителя векселедателя выполнена . ЗАО «Омега» Шавловским В.В., психофизическое состояние исполнителя подписей на векселях на момент их подписания было нормальное, а подлинность подписи руководителя индоссанта, по мнению суда, правового значения не имеет.

В назначении повторной и дополнительной экспертизы судом отказано.

С указанными выше выводами суда первой инстанции согласился и суд апелляционной инстанции, который посчитал не имеющими правового значения доводы ЗАО «Омега» об отсутствии каких-либо встречных обязательств и отношений, в связи с которыми могли быть выданы векселя, а также отверг доводы о недобросовестности истца в отношениях, связанных с приобретением им векселей у ООО «Строительное управление-18» и предъявлением их к оплате.

Между тем с данными выводами судов согласиться нельзя по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 3 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.

Согласно пункту 1 статьи 10 данного кодекса не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Исходя из приведённых основных положений гражданского законодательства недобросовестное поведение одной из сторон с учётом обстоятельств дела, характера и последствий такого поведения может служить основанием для отказа в защите права недобросовестной стороны.

Применительно к вексельным отношениям Конвенцией о единообразном законе о переводном и простом векселе (заключена в г. Женеве 7 июня 1930 г.) предусмотрено, что лица, к которым предъявлен иск по переводному векселю, могут противопоставить векселедержателю возражения, основанные на их личных отношениях к векселедателю или к предшествующим векселедержателям, если векселедержатель, приобретая вексель, действовал сознательно в ущерб должнику (приложение 1, глава II, статья 17).

В силу статьи 17 Постановления о векселе лица, к которым предъявлен иск по переводному векселю, также могут противопоставить векселедержателю возражения, основанные на их личных отношениях к векселедателю или к предшествующим векселедержателям, если векселедержатель, приобретая вексель, действовал сознательно в ущерб должнику.

Положения данной статьи распространяются и на правоотношения, основанные на простом векселе (статья 77 указанного постановления).

В соответствии с пунктом 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2000 г. N 33/14 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей» лицо, обязанное по векселю, освобождается от платежа, если докажет, что предъявивший требования кредитор знал или должен был знать в момент приобретения векселя о недействительности или об отсутствии обязательства, лежащего в основе выдачи (передачи) векселя, либо получил вексель в результате обмана или кражи, либо участвовал в обмане в отношении этого векселя или его краже, либо знал или должен был знать об этих обстоятельствах до или в момент приобретения векселя (абзац пятый).

Исходя из приведённых положений Конвенции, Постановления о векселе и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации доводы должника по вексельному обязательству о недобросовестности векселедержателя, об отсутствии либо недействительности обязательства, лежащего в основе как выдачи, так и передачи векселя, имеют существенное значение для правильного разрешения спора, а следовательно, должны быть вынесены на обсуждение сторон с распределением обязанности доказывания этих обстоятельств (часть 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Соответственно, судом должна быть дана оценка доводам сторон относительно наличия и действительности обязательства, явившегося основанием для выдачи векселя, а также представленным в обоснование таких доводов доказательствам.

По настоящему делу ответчик, находившийся на момент разрешения спора в процедуре банкротства, заявлял возражения против иска и представлял доказательства относительно недобросовестности истца при приобретении векселей и предъявлении их к оплате, в том числе об отсутствии обязательств, лежащих в основе выдачи векселей и в основе передачи их истцу.

Между тем суд первой инстанции вопрос о добросовестности держателя векселей не обсуждал, возражениям ответчика, основанным на недобросовестности истца и отсутствии обязательств, лежащих в основе выдачи векселей и передачи их истцу, оценки не дал, в принятии встречного иска отказал, лишив заявителя возможности защищаться таким образом от предъявленных требований.

Суд апелляционной инстанции, согласившийся с выводами суда первой инстанции об удовлетворении иска, указанные обстоятельства фактически также не исследовал.

В частности, судом апелляционной инстанции сделан вывод о том, что отсутствие каких-либо отношений, объясняющих выдачу векселей, безусловно не имеет значения для их выдачи.

Соответственно, судом апелляционной инстанции не дано надлежащей оценки и представленным ответчиком доказательствам.

Между тем ответчик ссылался на то, что письмо N . с предложением Михайлишину В.С. получить в качестве отступного простые векселя от имени ООО «Строительное управление-18» датировано 19 октября 2014 г., в то время как указанная организация по данным Государственного реестра юридических лиц прекратила свою деятельность путём реорганизации в форме присоединения 2 сентября 2014 г.; на то, что в указанный истцом период приобретения векселей он, как иностранный гражданин, на территории Российской Федерации не находился, что подтверждено данными ФМС России; на то, что подписи истца, содержащиеся в нотариальной доверенности и исковом заявлении, не совпадают с подписями на документах, приобщённых в заседании суда апелляционной инстанции; на то, что в период приобретения векселей на сумму более . руб. Михайлишин В.С. работал . в . области, а также на то, что индоссирование первоначальным держателем векселей — ООО «ФК «Энергоинвест» — не имело места в действительности, а авалирование векселя произведено юридическими лицами, не имеющими никаких отношений с ЗАО «Омега», и произведено лишь для вида в целях изменения территориальной подсудности дела. Указанные выше доказательства судом апелляционной инстанции не учтены, и в апелляционном определении не приведено доводов о том, почему они отвергнуты.

Между тем обязанность суда апелляционной инстанции исследовать дополнительные (новые) доказательства вытекает из части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которой суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учётом особенностей, предусмотренных главой 39 данного кодекса.

При этом в пункте 29 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции» указано, что если судом первой инстанции неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, то суду апелляционной инстанции следует поставить на обсуждение вопрос о представлении лицами, участвующими в деле, дополнительных (новых) доказательств и при необходимости по их ходатайству оказать им содействие в собирании и истребовании таких доказательств.

Суду апелляционной инстанции также следует предложить лицам, участвующим в деле, представить дополнительные (новые) доказательства, если в суде первой инстанции не доказаны обстоятельства, имеющие значение для дела, в том числе по причине неправильного распределения обязанности доказывания.

Ответчик ссылался также на то, что решением Арбитражного суда г. Москвы от 22 октября 2014 г. ЗАО «Омега» было признано несостоятельным (банкротом) и в отношении него введено конкурсное производство, а целью истца является включение в реестр кредиторов его требований, основанных на векселях, и получение контроля в деле о банкротстве ЗАО «Омега», а также оказание влияния на принятие решений собрания кредиторов и получение значительной части имущества в ущерб как ЗАО «Омега», так и остальных кредиторов.

Определением Арбитражного суда г. Москвы от 21 сентября 2015 г. сделки о выдаче ряда таких же векселей N . от 30 декабря 2011 г., N . от 30 декабря 2011 г., N . от 27 февраля 2014 г., N . от 27 февраля 2014 г., N . от 27 февраля 2014 г. на общую сумму . держателем которых является Михайлишин В.С., признаны недействительными, вследствие чего в реестр требований кредиторов ЗАО «Омега» включены лишь требования, основанные на обжалуемом решении суда по настоящему делу о взыскании долга по двум векселям.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что при рассмотрении настоящего дела судебными инстанциями допущены нарушения норм материального и процессуального права, которые являются существенными, непреодолимыми и которые не могут быть устранены без отмены судебного постановления и нового рассмотрения дела.

Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учётом особенностей, предусмотренных главой 39 данного кодекса.

Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июля 2012 г. N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

Приведённые выше требования закона и указания Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела выполнены не были.

С учётом изложенного, а также принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит нужным отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 марта 2015 г. с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 марта 2015 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Судом не дана оценка доказательств

В судебную коллегию по гражданским делам
Омского областного суда

Истец: 1. Е. Г.,
проживающая: Омская область, с. Нижняя Омка,
ул. . д. . кв. . ;

2. Р. В., . 2002 г.р.
(в лице законного представителя Е. Г.)
проживающая: Омская область, с. Нижняя Омка,
ул. . д. . кв. . ;

3. В. А.,
проживающий: Омская область, с. Нижняя Омка,
ул. . д. . кв. .

Ответчик: Администрация Нижнеомского муниципального
района Омской области,
Омская область, с. Нижняя Омка, ул. Ленина, 58

Третье лицо: 1. Администрации Нижнеомского сельского
поселения Нижнеомского муниципального района Омской области
место нахождения: ________________________________

2. А. В., проживающая:
__________________________________________

3. Комитет по образованию Нижнеомского
муниципального района Омской области,
место нахождения: _________________________________

Прокурор Нижнеомского района Омской области
__________________________________________

кассационная жалоба

. марта 2010 года Нижнеомским районным судом Омской области вынесено решение об отказе истцам в удовлетворении исковых требований о признании права собственности в порядке приватизации на жилое помещение, расположенное в с. Нижняя Омка Омской области, ул. . д. . кв. Удовлетворены требования истца по встречному иску Администрации Нижнеомского муниципального района Омской области – о признании истцов утратившими право проживания спорной квартирой и признании истцов неприобретшими право пользования спорной квартирой.

Решение суда является незаконным и необоснованным: решение вынесено при недоказанности установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствии выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела, судом существенно нарушены нормы процессуального права, что привело к принятию незаконного решения.

1. Недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела

Как следует из мотивировочной части решения суда, «В. А., Е. Г., Р. Ф после получения в 2006 году государственной поддержки на улучшение жилищных условий, были сняты с учета в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий». Между тем, данный вывод не основан на материалах дела. Снятие с учета в качестве нуждающихся в жилых помещениях производится в установленном законом порядке. Согласно ч. 2, статьи 56 ЖК РФ, решения о снятии с учета граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях должны быть приняты органом, на основании решений которого такие граждане были приняты на данный учет, не позднее чем в течение тридцати рабочих дней со дня выявления обстоятельств, являющихся основанием принятия таких решений. Решения о снятии с учета граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях должны содержать основания снятия с такого учета с обязательной ссылкой на обстоятельства, предусмотренные частью 1 настоящей статьи. Решения о снятии с учета граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях выдаются или направляются гражданам, в отношении которых приняты такие решения, не позднее чем через три рабочих дня со дня принятия таких решений и могут быть обжалованы указанными гражданами в судебном порядке.

По смыслу указанной нормы права снятие с учета даже при наличии соответствующих на то оснований производится не автоматически, основанием для вывода о произведенном снятии гражданина с учета нуждающихся в жилых помещениях может являться только соответствующее решение, принятое уполномоченным органом в указанные сроки. Такое решение может быть обжаловано в суд. Однако, истцы не получали решения о снятии их с учета как нуждающихся в жилых помещениях, отсутствует таковое решение (и уведомление истцов о его принятии) в материалах дела. Таким образом, на момент заключение договора социального найма от 09.09.2008 года истцы не были в установленном законом порядке сняты с учета нуждающихся в жилых помещениях.

Исходя из изложенного, дальнейший вывод суда о том, что договор социального найма от 09.09.2008г., заключенный истцами и представителем собственника жилого помещения является недействительным по тому основанию, что истцы на указанный момент не стояли на учете в качестве лиц, нуждающихся в улучшении жилищных условий не соответствует действительности и является необоснованным. У суда, в отсутствие доказательств принятия решения о снятии с учета граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях, отсутствовали основания констатировать недействительность указанного договора социального найма.

2). В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 03.12.2002г. № 858 «О федеральной целевой программе «Социальное развитие села до 2012 года», Государственным контрактом № 51 от 01.08.2006г. предоставление государственной субсидии на приобретение или строительство жилья является мерой государственной поддержки по улучшению жилищных условий граждан, проживающих в сельской местности.

Ни в указанном Постановлении Правительства РФ, ни в других нормативно-правовых актах РФ, ни в самом контракте, заключенном с истцами (ответчиками по встречному иску) при использовании мер государственной поддержки не предусматривается утрата права пользования ранее занимаемого жилого помещения, а также прекращение либо расторжение договора социального найма жилого помещения.

2. Нарушение норм процессуального права

Суд пришел к выводу о том, что в спорном жилом помещении отсутствует система отопления, разобрана дымовая труба. Между тем, представленный истцом по встречному иску Акт обследования визуального состояния квартиры № . двухквартирного муниципального жилого дома № . ул. . с. Нижняя Омска, является недопустимым доказательством. Как следует из самого Акта, «осмотр произведен через открытый форточный проем». Как следует из Постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 11.12.2009г., установлено, что «представители администрации прибыли по указанному адресу, где приоткрыв форточку окна, стали визуально осматривать помещение квартиры. При открытии форточки она была повреждена».

Согласно ч. 2, статьи 55 ГПК РФ, доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда.

Из указанного следует, что доказательство получено посредством нарушения прав истцов на неприкосновенность жилища. Законодательством четко определен перечень случаев, когда данное право граждан может быть нарушено (например, устранение аварий, совершающееся преступление в жилом помещении и т д.). Сведений о том, на основании какой нормы права ответчики проникли в жилое помещение решение суда не содержит.

3. Судом не дана оценка доказательствам, представленным истцами

Согласно ч.ч. 3, 4 статьи 67 ГПК РФ, суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Однако, суд не дал оценки всем имеющимся в деле доказательствам, оценка других доказательств не сопровождалась обоснованием.

Истцы, как следует из их пояснений, не отказывались от прав на спорное жилое помещение. Суд в решении отметил, что «намерение гражданина отказаться от пользования жилым помещением по договору социального найма может подтверждаться различными доказательствами, в том числе и определенными действиями, в совокупности свидетельствующими о таком волеизъявлении гражданина как стороны в договоре найма жилого помещения».
1) Оплата коммунальных услуг. Суд не дал никакой оценки имеющимся в материалах дела квитанциям об оплате истцами коммунальных услуг, задолженность за потребление которых отсутствует. Данное обстоятельство свидетельствует от отсутствии отказа от прав на занимаемое жилое помещение.

2) Доказательства фактического проживания. В материалах дела имеется справка от 29.12.2009г., выданная Администрацией Нижнеомского сельского поселения Нижнеомского муниципального района о том, что Е. Г. и члены ее семьи В. А., Р. В., К. Д. проживает в спорном жилом помещении. Оценивая данное доказательство, суд указал, что отдает предпочтение доводам главы администрации Нижнеомского сельского поселения Л. Мотивов по которым суд отдал предпочтение устным доводам и отверг письменное доказательство в решении не содержится.

Пояснения свидетелей, допрошенных в судебном заседании сводятся к тому, что истцов видели в приобретенном ими в собственность жилом помещении. Между тем, это не противоречит объяснениям самих истцов, которые указывали на то, что после приобретения жилья они не могли сразу выехать из спорного дома, потому как производили ремонт, приобретенное жилье было непригодно для проживания. Мебель и иные вещи из спорного дома не вывозились. Таким образом, истцы не отказывались от прав на спорное жилое помещение, в приобретенном жилом помещении свидетели их могли видеть в связи с проводимым ремонтом.

3) Потребление электроэнергии. В решении суда указано: «. в период с мая 2008г. по февраль 2010г., за 21 месяц по указанному адресу было потреблено всего 95 киловатт электроэнергии, что не может свидетельствовать о фактическом проживании и пользовании жилым помещением». Однако, сам факт использования электроэнергии уже свидетельстует о пользовании спорным жилым помещением. Во-вторых, из пояснений В.А. следует, что в этот период времени для обогрева помещения использовался дизельный обогреватель, который электроэнергию не расходует, в связи с трудным материальным положением электроэнергия экономилась.
Кроме того, не имея специальных познаний в данной области, суд фактически определил, что расход электроэнергии в размере 95 киловатт не достаточно для пользования жилым помещением, однако не указал из какого расчета энергопотребления при этом исходил и на чем свои выводы основывал.

4) Наличие мебели в спорном жилом помещении. Суд установил, что в спорном жилом помещении имеется мебель. Однако, указал при этом, что данное обстоятельство «не свидетельствует о фактическом проживании в период 2007-2009 г.г. ответчика В. А. в спорном домовладении». Между тем, бремя доказывания того обстоятельства, что истец отказался от прав на дом лежит на ответчике (истце по встречному иску), который не представил доказательств того, что в спорный период времени мебель в помещении отсутствовала и была завезена в спорное жилое помещение позже указанного периода.
Напротив, наличие в спорной квартире вещей и мебели истца (ответчика по встречному иску) свидетельствует об использовании жилого поемщения для проживания, отсутствии намерения отказываться от прав на жилое помещение.

4. Судом не установлена дата, с которой следует считать договор расторгнутым. Решение суда в части признания истцов утратившими право пользования жилым помещением противоречит решению признать истцов неприобретшими право пользования

Согласно части 3 статьи 83 ЖК РФ , которая являлась правовым основанием иска, в случае выезда нанимателя и членов его семьи в другое место жительства договор социального найма жилого помещения считается расторгнутым со дня выезда.

По требованию о признании утратившими право пользования жилым помещением подлежит доказыванию факт выезда на другое постоянное место жительства (отказ от права пользования) и «день выезда», то есть дата, с которой надлежит считать договор социального найма расторгнутым. Между тем судом указанная дата не установлена, истец по встречному иску не представил соответствующих доказательств.

Решением Нижнеомского районного суда Омской области от . июля 2008 года по иску В.А. к А.В. о выселении из спорного жилого помещения установлено, что В.А. не имел возможности использовать спорное жилое помещение для постоянного проживания ввиду чинения препятсятвий со стороны А.В., однако выражал намерение пользоваться помещением, в помещении находились его вещи, другого жилья не имел.

Кроме того, присутствовавший в судебном заседании по вышеуказанному делу в качестве третьего лица представитель администрации Нижнеомского сельского поселения Л. выразил согласие с исковыми требованиями В.А., что свидетельствует о том, что на указанную дату (9.07.2008г.) администрация Нижнеомского сельского поселения признавала и не оспаривала право пользования спорным жилым помещением за В.А. и членами его семьи и была поставлена в известность о получении субсидии на улучшение жилищных условий.

Данным обстоятельствам судом также не дана оценка.

На основании изложенного, прошу суд:

Решение Нижнеомского районного суда Омской области от . марта 2010 года отменить.

— копии кассационной жалобы по числу сторон.

— квитанция об оплате госпошлины.

Подпись ________________________ /_______________________/

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС МОСКОВСКОГО ОКРУГА ОТ 05.10.2007 N КА-А40/9571-07 ПО ДЕЛУ N А40-624/07-127-4

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА

от 5 октября 2007 г. N КА-А40/9571-07

Федеральный арбитражный суд Московского округа

председательствующего-судьи Латыповой Р.Р.

судей — Борзыкина М.В., Ворониной Е.Ю.

при участии в заседании:

от заявителя — С. по доверенности от 12.02.07

от заинтересованного лица — Д. по доверенности от 19.01.07 N 8и

рассмотрев 19 сентября 2007 г. в судебном заседании кассационную жалобу ИФНС России N 36 по г. Москве

на решение от 12 марта 2007 г.

Арбитражного суда г. Москвы

принятое судьей Кофановой И.Н.

на постановление от 30 мая 2007 г. N 09АП-6412/2007-АК

Девятого арбитражного апелляционного суда

принятое судьями Седовым С.П., Кольцовой Н.Н., Яремчук Л.А.

по делу N А40-14941/07-42-165

по заявлению ИП К. о признании недействительным решения ИФНС России N 36 по г. Москве от 1.11.2006 N 71 и об обязании возместить НДС 801822 руб. 13 коп.

индивидуальный предприниматель К. обратился в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании недействительным решения ИФНС России N 36 по г. Москве от 1.11.2006 N 71 и об обязании возместить НДС 801822 руб. 13 коп.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 12 марта 2007 г., оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 30 мая 2007 г., заявленные требования удовлетворены.

ИФНС России N 36 по г. Москве, не согласившись с выводами судов настаивает на отмене, состоявшихся по делу, судебных актов по основаниям неправильного применения норм материального права, а именно статей 165, 169, 172, 176 Налогового кодекса РФ. По мнению налогового органа, неправильное применение указанных норм привело к принятию незаконных судебных актов. В силу указанных норм к налоговому вычету могут быть предъявлены только подтвержденные полноценными счетами-фактурами суммы. Выводы судебных инстанций не соответствуют фактическим обстоятельствам по делу.

В судебном заседании представитель налогового органа поддержал доводы и требования кассационной жалобы по мотивам, изложенным в ней.

В судебном заседании представители предпринимателя, с доводами жалобы не согласились ссылаясь на несостоятельность, изложенных в ней доводов и просили состоявшиеся по делу судебные акты оставить без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения.

Отзывы на кассационную жалобу, составленные в порядке статьи 279 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Федеральный арбитражный суд Московского округа, изучив материалы дела, заслушав и обсудив доводы представителей сторон, проверив в порядке статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения норм материального права и соблюдения норм процессуального права, находит судебные акты подлежащими отмене с направлением дела на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Из установленных судебными инстанциями фактических обстоятельств по делу усматривается, что решением ИФНС России N 36 по г. Москве от 1.11.2006 N 71 отказано ИП К. в возмещении из федерального бюджета НДС за октябрь — декабрь 2005 года в сумме 801822 руб. 13 коп. В обоснование отказа указано на необоснованность применения нулевой налоговой ставки по налогу на добавленную стоимость и проведения налогового вычета в размерах сумм налога, уплаченных российским поставщикам при приобретении товаров, в связи с тем, что предпринимателем не представлен необходимый пакет документов в соответствии с требованиями статьи 165 НК РФ, факт экспорта товаров не подтвержден.

Признавая недействительным оспариваемое решение налогового органа суд первой инстанции, при повторном рассмотрении апелляционный суд, исходили из того, что налоговым органом отказано в применении налоговой ставки 0%, необоснованно не приняты представленные предпринимателем доказательства, представленные в обоснование заявленного налогового вычета. Налоговый орган не воспользовался возможностью получения недостающих документов у налогоплательщика, в нарушение требований статьи 88 НК РФ. Суд обязал возместить из федерального бюджета путем возврата НДС в размере 801822 руб. 13 коп.

Выводы судов сделаны по недостаточно исследованным обстоятельствам по делу и не соответствуют фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, которые в соответствии со статьей 69 АПК РФ подлежат оценке в их совокупности, что судами не сделано. При таких обстоятельствах оспариваемые судебные акты подлежат отмене на основании пункта

В соответствии с пунктом 1 статьи 164 Налогового кодекса Российской Федерации при реализации товаров, вывезенных в таможенном режиме экспорта, при условии представления в налоговые органы документов, предусмотренных статьей 165 Налогового кодекса Российской Федерации, налогообложение производится по налоговой ставке 0 процентов.

Согласно пункту 1 статьи 165 Налогового кодекса Российской Федерации, для подтверждения обоснованности применения налоговой ставки 0 процентов (или особенностей налогообложения) и налоговых вычетов в налоговые органы необходимо представить указанные в данном пункте документы, свидетельствующие о реализации товаров, перемещаемых в таможенном режиме экспорта.

Так, в ходе камеральной проверки, проведенной налоговым органом, установлено, что груз, в отношении которого поданы декларации с применением ставки 0%, в режиме экспорта Балтийскую таможню не пересекал, о чем имеется сообщение Управления Балтийской таможни, о том, что груз не оформлялся.

Суды, опровергая указанные доводы налогового органа, ограничились лишь тем фактом, что груз был оформлен на Московской северной таможне.

Между тем, судами не принято во внимание то обстоятельство, что груз, оформленный в Московской северной таможне, следовал на экспорт и факт пересечения границы Российской Федерации контролируется таможенным органом, в настоящем случае Балтийской таможней, которая и сообщила о том, что груз не оформлялся, что ставит под сомнение факт экспорта товара. Указанные противоречия судами не устранены. Следовательно, вывод судебных инстанций о подтвержденности фактического экспорта товара, при таких обстоятельствах, нельзя признать достаточно обоснованным.

При реализации товаров на экспорт право налогоплательщика на применение ставки 0 процентов по налогу на добавленную стоимость возникает в силу заключения сделки с иностранным контрагентом, обязанность по уплате налога на добавленную стоимость у которого отсутствует. Следовательно, сумма налога, уплаченная контрагентам налогоплательщика на территории Российской Федерации, не включается в стоимость товара, отправляемого на экспорт, и должна быть возмещена налогоплательщику из бюджета.

Следовательно, налогоплательщик обязан подтвердить размер фактически уплаченных поставщикам сумм налога, по совершенным сделкам.

Проверяя законность оспариваемого решения налогового органа, судами не дана оценка также тому обстоятельству, что ряд, представленных в подтверждение налоговых вычетов, счетов-фактур не принят налоговым органом, в связи с отсутствием ряда организаций-контрагентов, в том числе ООО «Вест-торг».

В суд апелляционной инстанции представлены доказательства, свидетельствующие о том, что ООО «Вест-торг» в лице его единственного учредителя и руководителя, сделок с предпринимателем К. не совершал. Судом апелляционной инстанции отклонены доводы налогового органа о невозможности принятия к налоговому вычету сумм предъявленных в отношении сделок с указанным контрагентом, исходя из того, что налоговым органом не доказано, что ИП К., в результате финансово-хозяйственных отношений с указанным контрагентом, получил налоговую выгоду.

Между тем, апелляционным судом не принято во внимание то обстоятельство, что в обоснование налогового вычета представлены договор, счет-фактура N 44 (не подписанная В. и главным бухгалтером ООО «Вест-торг»). Указанным обстоятельствам апелляционным судом оценка не дана.

Судом первой инстанции и апелляционным судом не соблюдены требования статьи 169 НК РФ, в силу которой в качестве основания налогового вычета могут быть приняты только полноценные счета-фактуры, доказательства, свидетельствующие о фактическом совершении сделок.

Между тем, суд, принимая решение о возмещении НДС в заявленном размере не проверил обоснованность заявленной суммы и оценки всех доказательств, в их совокупности. Таким образом, суды, отклонив каждый из доводов в отдельности, не оценили все имеющиеся доказательства по делу в их совокупности и взаимосвязи, как того требуют положения, содержащиеся в части 2 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и другие положения Кодекса, поэтому вывод судов о несоответствии оспариваемого решения налогового органа нельзя признать достаточно обоснованным.

При таких обстоятельствах, решение Арбитражного суда г. Москвы от 12 марта 2007 г., постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 30 мая 2007 г., подлежат отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы.

При новом рассмотрении суду надлежит с учетом указанного дать оценку доводам и доказательствам, имеющимся в деле, проверить обоснованность заявленных налоговых вычетов их документальную подтвержденность, правильно применив нормы материального права, вынести законное решение.

Руководствуясь статьями 176, 284 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской сидерации

решение Арбитражного суда г. Москвы от 12 марта 2007 г., постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 30 мая 2007 г. N 09АП-6412/2007-АК по делу N А40-624/07-127-4 отменить дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы.